Архив
Поиск
Press digest
13 ноября 2018 г.
23 января 2012 г.

Тим Юм | Independent

Его Дорогой лидер

Знакомьтесь: секретное оружие КНДР - IT-консультант из Испании

За несколько дней до похорон северокорейского лидера Ким Чен Ира корреспондент Independent взял интервью у представителя правительства КНДР в Европе Цо Сун Ира, больше известного под именем Алехандро Као де Беноса. Тому приходилось в одиночку справляться со шквалом звонков от журналистов со всего мира. В эти дни пишущая братия "вновь ернически перепевала самые выдающиеся заявления государственной пропаганды" о Ким Чен Ире - "что он влиятельный законодатель мировой моды; что единственный раз, когда он взял в руки клюшку для гольфа, шарик 11 раз подряд с одного удара попадал в лунку; что ему не приходилось опорожнять кишечник".

Цо возмущен тем, как СМИ освещали кончину "дорогого лидера": "Так больно слышать, что говорят эти совершенно невежественные люди... Боль корейского народа [они] превратили в посмешище. От этого во мне лишь прибавляется злости и решимости и впредь защищать его доброе имя". Он утешается воспоминаниями о личных встречах с Ким Чен Иром. В одной из речей он заявил, что в корейском языке нет слова "невозможно". Цо пришлось поверить на слово, потому что корейского он не знает, но эта максима вдохновила его на то, чтобы достичь "немыслимого": причаститься северокорейского руководства.

Као де Бенос - полный 37-летний мужчина с "грубыми манерами", "напористым и официозным" стилем речи. Выходец из аристократической каталанской семьи, он впервые заинтересовался Северной Кореей еще в юношеском возрасте, когда "бился над решением мировых проблем" ("Мне не хотелось тратить свою жизнь на то, чтобы быть рабом капиталистической системы", - вспоминает он). В возрасте 16 лет на выставке Всемирной организации туризма в Мадриде он вступил в контакт с северокорейской делегацией, а два года спустя впервые побывал в КНДР - там он ощутил себя "наполовину корейцем". Впоследствии Као де Бенос получил гражданство КНДР и должность "почетного специального уполномоченного" северокорейского Комитета по культурным отношениям с зарубежными странами.

В Пхеньяне, где он бывает примерно по шесть месяцев ежегодно, испанец обзавелся "связями в высших эшелонах власти". Там он принимает иностранные делегации и отвечает за связи с зарубежными инвесторами, съемочными группами, да и просто желающими посетить страну, а также публикуется в газетах и "исполняет революционные песни на государственных банкетах". В остальное время Цо исполняет функции посла по особым поручениям. Во время публичных мероприятий он носит северокорейский военный мундир или "характерного покроя черный костюм с высокой талией, ... из которого розовым надувным шариком выступает его чисто вымытое и гладко выбритое лицо".

Любовь к КНДР обошлась Као де Беносу недешево - он лишился работы и друзей, огорчил родственников. Но в своих убеждениях остался тверд: "Если бы я избрал иной путь, в IT или политике, я бы добился успеха значительно раньше и без всяких проблем. Я бы не стал миллионером. Я бы стал миллиардером. Но я революционер. Мне пришлось пройти очень тяжелый и тягостный путь, который до меня не проделывал никто". Наградой за это стала некоторая слава в КНДР и положение, как считает сам Цо, "очень и очень уважаемого человека, причем не только среди коммунистов". Однако с ним согласны не все. Один из участников организованной Цо поездки в КНДР назвал его "образцовым полезным идиотом... Его не заставляют; он это делает из соображений личной выгоды, ради власти и престижа. Это ужасно". От путешествия у анонимного собеседника Independent остались следующие впечатления: "Большую часть времени хотелось просто плакать. Это все равно как если бы ты стал свидетелем страшного ДТП, и притормаживаешь, чтобы посмотреть, но что-либо предпринять тебе не разрешают. И вот ты уезжаешь, зная, что скорая помощь не приедет".

В голландском документальном фильме "Друзья Кима" ("Friends of Kim") показано, как Као де Бенос вламывается в номер к американскому журналисту, отбирает у него пленки и доносит на него властям. Репортера под угрозой тюрьмы заставили подписать признание и извиниться за съемку секретных объектов, после чего выпустили из страны. Из-за подобных инцидентов Као де Бенос слывет "опасным идеологизированным лизоблюдом, который ради расположения вышестоящих должностных лиц готов донести на любого, чьи действия могут показаться подозрительными с политической точки зрения", - пишет автор статьи. По словам Као де Беноса, он о своем поведении не жалеет.

В 2000 году, после десяти лет уговоров, Цо разрешили открыть официальный сайт. "Представьте, что вы ежедневно дарите девушке цветы, а она вас всякий раз отвергает", - рассказал он о взаимоотношениях с чиновниками. Аудитория сайта была объединена в "Корейскую ассоциацию дружбы" (КАД). Эта организация, по словам Као де Беноса, насчитывает 15 тыс. участников. В ноябре на севере Лондона состоялось ее очередное заседание. Многие были одеты в военную униформу, из-за чего мероприятие напоминало "слет бойскаутов", пишет автор статьи. "Как и многие другие поклонники нишевых увлечений (участники ролевых игр по мотивам Гражданской войны в США или средневековых реалий, люди, зацикленные на аниме), члены КАД, похоже, не очень комфортно чувствуют себя в реальности и стремятся поглубже зарыться в отдаленные, идеализированные места и эпохи. Для них изоляция Северной Кореи, ее ореол таинственного, заповедного королевства в глобализованном мире является источником невероятного мистицизма".

Као де Бенос выступил с гневной антиамериканской филиппикой: "Если они посмеют задеть хоть один дюйм территории КНДР, мы обрушим на них всю нашу мощь. Достаточно взорвать всего одну бомбу над территорией США, чтобы уничтожить эту страну. Люди начнут друг друга убивать, потому что у каждого в доме есть оружие... США снова превратятся в Дальний Запад".

Обличая внешний мир, специальный уполномоченный старается развенчать устойчивые представления о КНДР, в частности о кошмарных концлагерях и единоличной власти лидера. Леонид Петров, специалист по Корее из Австралийского государственного университета, который знаком с Као де Беносом уже больше десяти лет, сомневается в искренности его доверия к северокорейской пропаганде: "С точки зрения Алехандро, чтобы быть вхожим в истеблишмент, ему нужно разыгрывать революционера с западными корнями, притом большего северокорейца, чем сами северокорейцы. Я, правда, сомневаюсь, что ему так промыли мозги, что он верит в то, что Северная Корея - рай для рабочих. В это не верят даже сами северокорейцы. Не думаю, что он хотел бы провести остаток жизни в Северной Корее". Подобные отзывы Као де Бенос списывает на "зависть со стороны людей, у которых нет цели в жизни... Мне есть дело только до мнения тех, кто меня любит, моих товарищей", говорит он.

Источник: Independent


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru