Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
23 июня 2004 г.

Джульетто Кьеза | La Stampa

Суровый "урок" сепаратистов президенту

Владимиру Путину не удается одержать победу в Чечне, ему не удается и помешать тому, чтобы это бедствие ширилось. Операция в Ингушетии свидетельствует не только о силе тех, кто нанес этот удар, но и об абсолютной неподготовленности войск, находящихся на службе у Кремля в этой Северокавказской республике.

Если это была генеральная репетиция, то ее организаторы поняли, что у них очень хорошие шансы. И следовательно очень плохие у Путина. Который прилетел в Назрань с лицом еще более темным, чем его черный свитерок, чтобы удостовериться в потерях и чтобы попытаться принять меры к защите.

Согласно последним оценкам, вооруженных людей было от 200 до 500. После ночи боев они потеряли лишь двух человек, их тела были найдены на дороге. Нападавшие устроили кровавую бойню: 47 убитых только лишь среди солдат республиканского министерства внутренних дел и местной милиции. По первым, сумбурным данным, к этому итогу следует прибавить по меньшей мере 28 мирных граждан: настоящая бойня.

Это просто означает, что на Северном Кавказе нет сил, способных противостоять военному наступлению со стороны повстанцев.

Кроме того, различные официальные источники в правительстве Ингушетии заявили, что они не уверены, что речь идет о чеченцах. По словам заместителя министра внутренних дел Чечни Дакаева, вооруженная группа, совершившая нападение, прибыла не из Чечни. Граница, уточнил Дакаев, была укреплена и контролировалась.

Тогда, откуда они пришли? Вероятнее всего, они начали действовать с территории Ингушетии, возможно просочившись туда из других районов. В любом случае, это были не только чеченцы.

И это свидетельствует о многом: в первую очередь, что "чеченская инфекция" уже вышла за границы и достигла соседней республики. Во вторую очередь, что уровень организации повстанцев все еще крайне высок даже спустя пять лет с начала второй чеченской войны, "персональной" войны Владимира Путина. Все победные заявления 22 июня превратились в дым. Помимо прочего, это святой день для русских, поскольку это годовщина начала Великой отечественной войны, наступления нацистов на белорусско-польской границе.

Ясно, что тот, кто планировал наступление, очень похожее на то, что Шамиль Басаев организовал в Буденовске в далеком 1995 году, выбрал особый день, чтобы нанести рану по национальной русской гордости.

Но, помимо символов, урок, преподанный Путину, действительно ужасен. Поскольку совершенно очевидно, что передвигающееся ночью вооруженное подразделение численностью свыше 300 человек, должно иметь в своем распоряжении транспортные средства для доставки людей и оружия (у боевиков действительно были грузовики с оружием и боеприпасами), системы связи между различными боевыми группами (которые нанесли удары по трем различным населенным пунктам, Назрани, Карабулаку и Слепцовской, где находится аэропорт), и план, позволивший в течение целой ночи и части следующего утра удерживать самый большой город Ингушетии.

Таким образом, принимая во внимание небольшие размеры Ингушетии, становится очевидным, что повстанцы всю ночь удерживали целую республику. Нечто похожее на временный и демонстративный государственный переворот, нечто похожее на издевательство и на кровавое бесчестье. Они действовали уверенно: нанесли удар по всей системе власти, по отделениям и штабам милиции и армии, по генеральной прокуратуре, по складам оружия. Те, кто был в форме, были обречены. Нападавшие ушли, исчезли, как привидения.

Если учесть, что одновременно с этими событиями милиция Дагестана нанесла удар и уничтожила в пригороде Махачкалы группу из трех боевиков - вероятно, дагестанского происхождения, - в ходе боестолкновения, показанного по ТВ, похожего на военные действия, можно сделать предположение о резком изменении хода военных действий, о прелюдии к более масштабному пожару на Кавказе.

Пока никто не взял на себя ответственность за операцию. Аслан Масхадов, единственный президент, избранный чеченцами, заявил, что он не имеет к этому инциденту никакого отношения. Если он говорит искренне, значит есть кто-то другой, более сильный и лучше организованный, чем он. Это даже не Шамиль Басаев, передавший оружие и опыт на службу исламскому фундаментализму.

Возможно, мы являемся свидетелями появления на сцене новых людей, усвоивших уроки повстанческого движения и намеревающихся заявить, что впредь они будут устраивать не только теракты в Москве, но поднимать восстания и в разных районах Северного Кавказа.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru