Архив
Поиск
Press digest
16 декабря 2019 г.
23 июня 2004 г.

Элен Деспик-Попович | Libération

Тяжелый удар для Путина

"Нельзя выиграть войну, не признав, что ты ведешь эту войну". Эта лапидарная формула российской журналистки Юлии Латыниной прекрасно иллюстрирует провал российской политики в Чечне. Война идет уже пятый год, и миф об умиротворении, поддерживаемый Кремлем, больше никого не вводит в заблуждение.

Главный участник политики "чеченизации", начатой Путиным - его протеже Ахмад Кадыров, пророссийский президент, избранный осенью прошлого года с помощью явных подтасовок - шесть недель тому назад был убит. Конфликт, до урегулирования которого по-прежнему далеко, перекидывается на Ингушетию. Там Кремль сделал все, чтобы сместить президента Руслана Аушева, который, находясь на этом посту с 1993 года, демонстрировал явное стремление к нейтралитету, и заменить его в 2002 году своим протеже - бывшим генералом КГБ Муратом Зязиковым.

Зачистки. Его приход к власти в результате выборов, которые, по мнению многих, прошли с большими нарушениями, изменил ситуацию. В республике разместились российские войска, лагеря беженцев были закрыты, случаи похищения и исчезновения людей участились. "Уже два года в Ингушетии проводятся зачистки и диверсии. Эти методы действия федералов толкнули ингушей в объятия чеченского командира Шамиля Басаева", - говорит Александр Черкасов, член правления российской правозащитной организации "Мемориал".

В Москве ответственность за операцию возлагают то на радикала Басаева, то на бывшего сепаратистского чеченского президента Аслана Масхадова, который на прошлой неделе заявил о начале "наступательных действий". По утверждению свидетелей, среди повстанцев, действовавших вчера в Назрани, были люди, говорившие как с чеченским, так и с ингушским акцентом. Интернет-сайт сепаратистов, kavkazcenter.com, сообщил, что "костяк моджахедов составляли ингуши".

"Ингушские власти думали, что избегут войны, ликвидировав лагеря беженцев. В действительности же их присутствие сдерживало боевиков. Их ликвидация не предотвратила войну, а наоборот, привела к расширению конфликта", - говорит Александр Черкасов.

Терроризм. Расширение конфликта - жестокий удар для Путина, который после терактов 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке пытается приравнять движение за независимость, продолжающееся уже два столетия, к международному терроризму и оправдать тем самым свой отказ от любых переговоров.

Конечно, в последние годы на Кавказ приехали воевать некоторые радикальные исламисты, а многочисленные теракты приводили к жертвам среди гражданского населения. Но на этот раз все цели были сугубо военными. А точность нанесенных ударов даже вызывает в Москве нечто вроде чувства восхищения.

"Власть давно говорит о том, что повстанцы находятся при последнем издыхании. Они решили показать всему миру, что это не так", - отмечает Александр Гольц, обозреватель "Еженедельного журнала". Алексей Макаркин, аналитик Центра политических технологий, констатирует провал политики Кремля. "Целью чеченизации, проводившейся сторонниками Кадырова, было привлечь на свою сторону бывших боевиков-сепаратистов и превратить их в пророссийских боевиков, чтобы воспользоваться их связями и информацией. Вчерашняя операция показывает - не получается. Утечек не было. Наоборот, прошел слух, будто Басаев покинул Чечню. Это было явной дезинформацией, призванной обмануть федералов".

Несмотря на все трудности, маловероятно, что Путин откажется от политики, которая выдвинула его на авансцену и сделала царем. "Чтобы заменить Кадырова, решено провести выборы. Чтобы их провести, нужно спокойствие. А его нет. Значит, выборы невозможны. Но я сомневаюсь, что власть согласится с этим аргументом", - говорит Черкасов.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru