Архив
Поиск
Press digest
15 октября 2019 г.
23 июня 2005 г.

Дэвид Радж | The Jerusalem Post

Среди погибших в катастрофе - солдаты и репатрианты

Во вторник волею судьбы Леонид Турок, Леонид Галинский и Ольга Акамаева - все они недавние иммигранты - оказались все вместе рядом с киббуцем Раведим, где их попытка начать новую жизнь трагически оборвалась в железнодорожной катастрофе. Кроме них, погибли еще четыре человека, семьи которых теперь стараются собрать осколки разбитой мечты.

Леонид Турок (46 лет) из Рамле работал на израильской железной дороге практически с момента своего приезда в эту страну 15 лет назад. Друзья и родственники сказали, что работа машиниста поезда была делом всей его жизни.

Турок, оставивший после себя вдову и 18-летнюю дочь Орит, не должен был выходить на работу в тот день. Он согласился подменить коллегу, чтобы тот мог посетить семейное мероприятие, и это решение в итоге стоило ему жизни.

"Он был спокойным, скромным человеком, который очень серьезно относился к своим обязанностям и действительно любил свое дело", - сказал в среду его товарищ по работе.

Представители железных дорог Израиля сообщают, что он работал машинистом еще до того, как иммигрировал в Израиль, и считался профессионалом высокого уровня и очень ответственным работником.

"Всю свою жизнь он работал на железной дороге - и в России, и здесь. Он так любил свою работу, что даже умер в поезде", - сказала в среду журналистам его убитая горем дочь Орит.

Его друг Роман Коган, которого подменял Турок, все еще находился в шоке после трагедии. Коган, который тоже до иммиграции был машинистом поезда в России, сказал, что никак не может осознать, что его ближайший друг погиб.

51-летний Галинский из Димоны иммигрировал из России несколько лет назад и два года работал в компании грузовых перевозок Eliyahu Brothers. Его коллеги говорят, что он жил один в арендованном доме и его считали очень квалифицированным и добросовестным работником. Мечтой Галинского было, чтобы его сын, невестка и внук тоже переехали жить в Израиль.

Компания грузовых перевозок в последние месяцы находилась под следствием по подозрению в том, что их водители работают свыше положенного по закону времени. Компания категорически отвергала эти обвинения.

В среду утром родственники Тимура Акамаева из Кирьят-Гата, который был незначительно ранен в катастрофе, пришли в его палату в больнице "Шеба" в Тель ха-Шомер, где он находится на лечении, и сообщили ему, что его жена, 20-летняя Ольга, была среди погибших.

Тимур и Ольга ехали на поезде со своей девятимесячной дочкой Хадас, которая серьезно пострадала при столкновении. Они планировал поехать в бывший Советский Союз, чтобы навестить родственников и друзей.

В среду состояние Хадас, которая находится в педиатрическом отделении интенсивной терапии той же больницы, несколько улучшилось.

После того, как ему сообщили о гибели жены и состоянии дочери, Акамаев отправился в педиатрическое отделение и весь день сидел там у кроватки дочери.

До этого момента персонал больницы ничего не знал о местонахождении родителей Хадас. Ее принесли в больницу одну, и только спустя несколько часов стало известно, что ее отец находится на лечении в другом отделении.

Ольга Акамаева иммигрировала в Израиль самостоятельно и встретила Тимура позже, они поженились около двух лет назад. Сестра Тимура Нана Берман говорит, что она не знала, что ее родственники поехали в Тель-Авив, чтобы организовать поездку на родину.

Берман говорит, что она начала попытки связаться с ними по телефону после того, как услышала о крушении, но никто не отвечал. Только позднее они узнали, что Тимур и Хадас находятся в больнице, а Ольга погибла.

Родственники других жертв железнодорожной катастрофы тоже мучительно переживают боль от потери близких.

В ночь вторника и ранним утром в среду врачи и персонал больницы "Каплан" в Реховоте боролись за жизнь 19-летней Ади Амано, сержанта из Беэр-Шевы, но безуспешно.

Амано, блестящая студентка, которая возвращался домой с базы, скончалась сегодня утром и после полудня была похоронена на военном кладбище города.

"Ади была моей единственной дочерью. У меня больше нет детей, а теперь не будет и внуков", - сказала ее убитая горем мать Иехудит, когда ей сообщили о смерти дочери.

"Все любили ее, и мы все ждали у палаты по окончании операции, но она так и не пришла в сознание", - сказала Амано.

Старшина Нир Саруси (33 года) из Беэр-Шевы пошел в первый вагон поезда, чтобы собрать миньян для молитвенной службы, и был убит вместе с другими жертвами катастрофы.

Он преданно любил свою жену Сарит и их детей-близнецов, которым исполнился год. Он возвращался домой с работы на Военно-морской базе Израиля в Ашдоде.

"Он погиб с филактериями и Торой в руках", - сказала его жена Сарит журналистам в среду. Она говорила с ним по мобильному телефону за несколько часов до крушения.

Раввин Йосеф Дремер (58 лет) ехал из Кирьят-Гата, чтобы прочитать службу в честь своего покойного отца.

Дремер, отец пятерых детей, был старейшиной общины. Он пользовался большим уважением, и его друзья говорят, что все, кто его знал, любили его за горячее и отзывчивое сердце. Его похоронили на кладбище Иерусалима в среду днем.

Источник: The Jerusalem Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru