Архив
Поиск
Press digest
19 января 2021 г.
23 июня 2014 г.

Агата Пайзи | The Guardian

Страны Балтии: а почему, собственно, плохо быть "восточным"?

Когда газета The Guardian запустила сеть "Новый Восток" (New East), чтобы более активно освещать "15 стран, которые восстали из пепла СССР", вскоре стали поступать жалобы, пишет обозреватель самой The Guardian Агата Пайзик. Громче всех протестовали Литва, Латвия и Эстония: "они единодушно возмущены тем, что их включили в этот "Новый Восток". Свое негодование выразили официальные лица и граждане.

Почему же эти страны так оскорбляет одно лишь напоминание об их пребывании в составе СССР? Автор сообщает, что имеет польское гражданство, и отвечает: "Мы - "бывший восток", как нас часто называют - всеми силами прикидываемся, будто ничего такого вообще не было". 50 лет под контролем СССР представлены как "оккупация". "Мы даже, насколько это в наших силах, избегаем термина "Восточная Европа", предпочитая "Центральную", - добавляет она.

Отчаянное стремление попасть в категорию "нормальных европейских стран" чувствуется в том, как постсоветские страны поспешили перейти к неолиберальному капитализму и вступить в НАТО и ЕС. По мнению автора, эта спешка - порождение старинного раскола континента, из-за которого все "западное" ассоциируется с цивилизованностью и культурой, а все "восточное" - с варварством". Линия разлома пролегала между христианством и исламом, затем - между католической и православной церквями. Запад утверждал, что после коммунистической революции Россия сползла к "нецивилизованности", "азиатскому деспотизму". Та же судьба постигла другие страны, когда опустился железный занавес.

"После 1989 года эти концепции усугубили изоляцию России и повлияли на восприятие мира Западом", - пишет автор. Например, это проявлялось в освещении конфликта в Югославии: этническими чистками занимались и сербские, и хорватские националисты, но "восточная", сербская и православная сторона изображалась как единственный преступник. Словения и Хорватия, ранее входившие в империю Габсбургов, приняты в ЕС, а Сербия осталась за бортом. "ЕС - то, что мы сегодня считаем "Западной Европой", - пишет автор.

Есть последствия и для освещения украинского конфликта. "Хотя как проевропейские западные националисты, так и восточные сепаратисты совершают похожие акты насилия, в западных СМИ широко осуждается восточная сторона. Об убийствах гражданских лиц в городах востока - Одессе, Славянске и Мариуполе - сообщается недостаточно широко, если сравнить с гибелью людей на другой стороне", - пишет автор.

Всегда есть противопоставление "хорошего запада" и "плохого востока", и корреспонденты вечно противопоставляют "красивый" Львов Габсбургов "уродливому" советскому Донецку.

Единственная страна и общество, которое не против того, чтобы его называли "восточным", - Россия.

"Для нас, остальных, признание, что ты родом с востока, означает, увы, признание, что ты из менее важной, менее богатой части мира", - заключает Пизик.

Но она уверена, что новый взгляд на Восток, признающий существование и важность советского прошлого, очень нужен. На роль центра Европы претендуют две точки в Белоруссии и Литве. "По определению это означало бы, что примерно половина Европы - на деле Западная Россия. Но мы отрицаем европейскость России на всех уровнях. Возможно, это лишь подтверждает, какой иллюзорной, воображаемой конструкцией Европа является на деле, а ее местоположение всегда диктуется победителями", - так завершается статья.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru