Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
23 марта 2009 г.

Эндрю Осборн | The Wall Street Journal

Россия: господство не права, а беззакония

Обещанные реформы не спасли от гибели независимого адвоката

Всего за несколько минут до того, как он был убит, Станислав Маркелов обрушился с резкой критикой на условно-досрочное освобождение печально известного убийцы чеченской девушки полковника Буданова. "Человек, решивший освободить его, - заявил он, - должен понести уголовную ответственность". Журналист The Wall Street Journal Эндрю Осборн проследил за перипетиями непростой судьбы этого выдающегося российского адвоката-правозащитника, представителя редкого и, к сожалению, вымирающего в России вида.

Те, кто встает на защиту слабых в России, пишет Осборн, зачастую оказываются на "передовой" в прямом и переносном смысле. Убийство Маркелова прямо противоречит одной из декларируемых целей президента Медведева - борьбе с "культурой правового нигилизма". За примерами последнего далеко ходить не надо: издание обращает внимание на новые обвинения в адрес Михаила Ходорковского, некогда самого богатого человека в стране, и на то, что Андрей Луговой, разыскиваемый в Британии за убийство диссидента Литвиненко, баллотируется на должность мэра Сочи - столицы зимних Олимпийских игр 2014 года.

Жизнь и судьбу Станислава Маркелова автор статьи называет символической одиссеей через темное "подбрюшье" российского беззакония. Только лишь он и горстка таких же энтузиастов пытались добиться справедливости от российского правосудия, сделать так, чтобы на решения суда не влияли взятки или силовое давление.

Совершеннолетие Маркелова почти совпало с распадом СССР, рассказывает Осборн, в 1991 году ему было 17 лет. В отличие от большинства студентов юридических факультетов, его интересовало не прибыльное корпоративное право, а защита прав человека. Первым же его делом после получения диплома в 1997 году стала защита левых радикалов, взорвавших мемориальную плиту Романовых на Ваганьковском кладбище. Ему удалось одержать редкую победу над ФСБ, наследницей КГБ, и добиться переквалификации обвинения с терроризма на вандализм.

В общественной деятельности этот человек часто не сдерживал эмоции, продолжает журналист: к примеру, он нередко принимал участие в митингах и демонстрациях, да и последние заявления в связи с освобождением Буданова были скорее порывом - правового основания для апелляции у Маркелова не было. Он часто брался защищать тех, до кого никому не было дела: антифашистов, жертв милицейского произвола, бывших чеченских сепаратистов, пострадавших во время штурма Дубровки. Но, пожалуй, самым громким его делом стала защита семьи чеченской девушки Эльзы Кунгаевой, которая была изнасилована и убита полковником Будановым. В итоге последний был приговорен к 10 годам заключения и стал самым высокопоставленным офицером, осужденным за военные преступления в ходе чеченской кампании.

Реакция Кремля на гибель адвоката была крайне сдержанной, пишет Осборн. Через 10 дней президент Медведев провел закрытую встречу с редактором оппозиционной "Новой газеты" и экс-президентом СССР Михаилом Горбачевым, в ходе которой, как сообщается, выразил сожаление по поводу гибели столь талантливого молодого человека. Официально его пресс-секретарь отказался давать комментарии. Премьер Путин вообще сохранил молчание. По прошествии нескольких месяцев никто так и не арестован по этому делу.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru