Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
23 мая 2006 г.

Йорг Бремен | Frankfurter Allgemeine

Новые размышления в старой униформе

Сотрудники спецслужб задаются вопросом, только ли силой можно справиться с терроризмом

В барах полно посетителей, и ни один милиционер при входе не досматривает личные вещи. Парочки влюбленных, развалившись, сидят под весенним солнышком на скамейках среди клумб с тюльпанами и сиренью. Нет и следа страха перед террористами. Только перед зданиями государственных служб заметно много милиционеров. Или у них просто перекур? Они курят. При этом Ставрополь относится к числу регионов с повышенной террористической активностью. На указателе при выезде из города значатся города, названия которых приобрели особо кровавую тональность: Грозный, Беслан.

На Северном Кавказе террор превратился в явление будничное. Это относится и к Ставрополю, где недавно террористами была совершена попытка захватить отделение милиции. В феврале во время перестрелки между милиционерами и исламистами на юге региона погибли 15 человек. На территории расположенного рядом курорта Минеральные Воды в октябре 2005 года был предотвращен террористический акт. Был запланирован захват здания городской администрации и школы. По официальной версии, удалось избежать "второго Беслана".

В декабре 2003 года сработало заложенное террористами взрывное устройство в пригородном поезде, под Ставрополем погибли 47 человек. С 2004 года из-за опасности террористических актов в городе по субботам и воскресеньям закрыты все крупные рынки. Список можно продолжать и дальше, причем официальные сводки выглядят довольно сухо. Траурные мероприятия по жертвам террористических актов публично не проводятся - власти утверждают, что они не хотят вселять в души людей беспокойство.

Того, кто летит из Москвы на Кавказ, досматривают с большей тщательностью, чем других пассажиров. Однако на аэродроме в Ставрополе и не разглядишь милиционеров в вечерних сумерках. Никакого забора вокруг аэродрома нет, и несколько подростков без дела слоняются по летному полю.

"Да, террора стало больше, но из-за него мы не должны менять свою жизнь", - говорит доцент Бабин из ставропольского филиала Северокавказской академии госслужбы, которая совместно с московским представительством фонда им. Конрада Аденауэра организовала конференцию, посвященную борьбе с терроризмом. В советские времена здесь муштровали угнетателей свобод. Сегодня здание академии охраняет Георгий Победоносец. Имперский двуглавый орел пришел на смену советским символам. Гости могут передвигаться по зданию только с сопровождением; "иначе вы можете заблудиться". Может, здесь остались еще камеры пыток?

Специально для офицеров отведено место, где можно расслабиться и укрепить здоровье: сауна с бассейном и искусственным ландшафтом в миниатюре, похожим на окрестности Ибицы.

Молодые кадеты в форме старинного образца задают вопрос гостю из Израиля о том, как израильтяне поступают с палестинцами: "Существуют ли достойные методы борьбы с терроризмом"? Вопрос звучит совсем невинно: "Кто же там, на самом деле, виноват"? В Израиле ведь так много русских. На Северном Кавказе кто-то интересуется Ближним Востоком - что ж, не только в Чечне террор грозит стать нерешенным вопросом на долгие годы.

В Ставрополе иностранным гостям филиала Московской академии МВД должно быть разъяснено, что западные представления о том, что террористы в Грозном не более чем невинные "жертвы государственного террора", ошибочны. Путин, конечно, политик, придерживающийся жесткого курса, говорит один доцент; однако чеченцы - это отнюдь не невинные овечки. "Они бросили вызов государству. У многих чеченцев насилие в крови". Скоро станет очевидным, что в этой кузнице кадров, где не должно быть и следа сомнения, царит беспомощность в вопросе о том, что же делать с терроризмом.

Доцент ФСБ делает пометки в своем блокноте, в то время как журналист из Иерусалима перечисляет операции Израиля против палестинских террористов и растерянно поднимает глаза на говорящего, когда тот утверждает, что бороться с насилием можно не только силой. Он снова начинает старательно записывать, когда выступающий останавливается на том, что израильские меры действуют лишь короткое время, только способствуя укреплению групп террористов. Этот журналист стал единственным среди докладчиков, кто назвал чеченских борцов сопротивления "преступниками", которые "совершают убийства, прикрываясь политическими и религиозными целями". Он был единственным, кто высказался против "двойных стандартов" Запада, по которым чеченские террористы причисляются к борцам за свободу, а не к бандитам.

Декан факультета по подготовке кадров первым отмежевался от такой позиции: террор - неотъемлемая часть любого современного общества. А декан соответствующего факультета университета в Ростове-на-Дону добавил, что на понятие террора долгое время было наложено табу. Если бы не этот факт, мы бы раньше пришли к мысли о том, что социальные предпосылки и религиозные разногласия становятся благодатной почвой для роста насилия. Власти тоже виновны в разгуле насилия - около трети населения считает политическую элиту коррумпированной и эгоистичной. Кроме того, политическая элита выступает не на стороне государства, которое она должна защищать. Доцент с Дона требовал реформ: общественное мнение должно восприниматься со всей серьезностью, нужно добиваться большей открытости и меньше контролировать общественность. Государство должно приложить все усилия к тому, чтобы "удовлетворить демократические потребности населения".

В ответ на это доцент из Москвы предложил задуматься над тем, как далеки друг от друга ожидания общества и действия политиков. При этом не стоит забывать, что у террора есть своя собственная история - к примеру, вооруженные группы прошлого столетия в борьбе за монополию водки. Не хватает традиции мирного решения конфликтов. Следующий участник конференции, руководитель, занимающийся решением социальных проблем высшей школы, провозгласил "этнополитический императив": нет места политическим решениям, которые могут негативно сказаться на этническом конфликте.

Представитель городской администрации говорил о проблемах практического характера: кто до этого финансировал общественную безопасность? Подобного фонда никогда не существовало. Ставрополь предложил план "Безопасный город" и создал "агентство безопасности" - "небольшой отряд городской милиции", в задачу которого будет входить обеспечение безопасности детских садов, школ и больниц. Инициатива на местах в то самое время, когда Москва пытается сосредоточить в своих руках как можно больше полномочий?

Похоже, на Северном Кавказе больше не искали действенного молота, который можно было бы опустить на голову террористов. Решение проблемы терроризма должно исходить сверху, нужно стремиться к демократии с партиями, политическая элита которых представляла бы интересы народа.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru