Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
23 мая 2007 г.

Редакция | The Economist

Кровопролитие в Ливане

Что стоит за последним витком насилия

Ожесточенная борьба, вспыхнувшая 13 мая между ливанской армией и радикальными исламистами, закрепившимися в лагере палестинских беженцев, продолжилась во вторник. Эти столкновения, в которых уже было убито 80 человек, стали в Ливане самыми кровопролитными с момента окончания гражданской войны 1975-1990 годов. Когда армия усилила осаду лагеря Нахр эль-Барид, внутри которого оказались заперты от 30 до 40 тыс. обитателей, 200 боевиков заявили, что будут сражаться насмерть, а днем, противореча сами себе, призвали к прекращению огня. Однако перемирие было нарушено практически сразу же, и список жертв, скорее всего, будет и дальше расти.

Конфликт начался после того, как в воскресенье рано утром ливанская армия штурмом попыталась взять квартиру в расположенном рядом Триполи, разрабатывая версию, связывающую недавнюю серию ограблений банков с группировкой радикальных исламистов, известной как "Фатх аль-Ислам". Группировка ответила нападением на позиции армии вокруг лагеря беженцев, где она базируется. Несмотря на малочисленность и маргинальность, "Фатх аль-Ислам" имеет отношение, по крайней мере, к одному из серии разрозненных взрывов, обрушившихся на христианские районы Ливана в последние годы. Ответственность за взрывы, прогремевшие на двух торговых улицах ливанской столицы, Бейрута, в воскресенье и понедельник, в результате которых погибла одна женщина, группировка также взяла на себя, хотя один из ее официальных представителей позже опроверг эту информацию.

Вспышка насилия пришлась на трудное время для Ливана, сильно пострадавшего прошлым летом от войны с Израилем. С декабря прозападное правительство застряло в тупике противостояния с просирийской коалицией, возглавляемой шиитской партией "Хизбалла", по поводу требования оппозиции о предоставлении ей части портфелей в кабинете министров с правом вето. Хотя в борьбе на севере страны столкнулись суннитская мусульманская группировка и многоконфессиональная национальная армия, многие ливанцы рассматривают конфликт через призму более масштабной политической борьбы.

Представители правительства указывают на Сирию - прекратившую свое 29-летнее военное присутствие в Ливане в 2005 году - обвиняя ее в стремлении дестабилизировать ситуацию на территории более маленького соседа с целью вновь установить контроль над страной. Другие утверждают, что цель Сирии - разрушить надежду бейрутского правительства на учреждение международного трибунала для суда над подозреваемыми в серии политических убийств, начавшуюся в феврале 2005 года с убийства ливанского премьер-министра Рафика Харири. Так как просирийски настроенная оппозиция блокирует попытки ратификации закона об учреждении трибунала, Совбез ООН обсуждает возможность создания трибунала в соответствии с 7-й главой Хартии ООН, позволяющей вводить санкции против стран, отказывающихся оказывать содействие.

Хотя Сирия отрицает свою причастность к убийствам или недавним актам насилия, существуют доказательства ее виновности. Накануне убийства Харири занимался мобилизацией политических сил, чтобы бросить вызов сирийскому господству. Массовые протесты после его гибели вынудили Сирию вывести войска, однако в стране осталось еще много сил, разделяющих сирийскую точку зрения на Ливан как оплот в борьбе против западного влияния. Протеже сирийского союзника - Ирана - "Хизбалла" игнорирует резолюции ООН, отказываясь сложить поставляемое из Сирии оружие. Несмотря на потери в результате прошлогоднего нападения Израиля, группировка все еще насчитывает значительное число верных последователей среди шиитов.

В ходе длительной сирийской оккупации большая часть 12 расположенных в Ливане лагерей палестинских беженцев напрямую контролировались сирийской военной разведкой. Сирийская разведка внедрила несколько радикальных экстремистских группировок, используя их для выполнения грязной работы в Ливане и Ираке (против американских войск). Известно, что глава группировки "Фатх аль-Ислам", идеология которой близка идеологии "Аль-Каиды", сидел в сирийской тюрьме, прежде чем в 2005 году вновь появился в Ливане. С того времени группировка стала набирать членов не только среди 400 тыс. палестинских беженцев в Ливане, многие из которых утратили надежды и иллюзии из-за неспособности светских организаций улучшить их положение, но и среди международных джихадистов.

После первой вспышки насилия палестинские организации объединились с соперничающими ливанскими партиями в редкой единодушной поддержке действий армии. Но по мере того как армия, горько переживающая потерю 32 солдат, продолжила обстрел густонаселенного лагеря, все чаще стали звучать протесты из-за угрозы мирным жителям. Ливанские оппозиционные партии обвиняют правительство в том, что оно закрывало глаза на рост радикальных суннитских группировок, намекая, что это делалось специально для борьбы с шиитами. Однако похоже, что большинство ливанцев твердо поддерживает армию, а правительство, со своей стороны, решительно настроено окончательно расправиться с "Фатх аль-Ислам".

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru