Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
24 августа 2006 г.

Франческа Каферри | La Repubblica

Фуад Синьора: "О разоружении "Хизбаллах" позаботимся мы, ливанцы"

Фуад Синьора часто зевает: 34 дня войны и 10 дней непрочного перемирия отразились на состоянии ливанского премьер-министра, который с первого дня войны вступил в суровую борьбу за прекращение боевых действий, в том числе и военных действий, которые имели место в эти последние дни, и за сохранение единства страны. Теперь наступил самый сложный и длительный этап, связанный с размещением сил ООН, и Синьора не устает просить мировое сообщество не забывать о принятых обязательствах по Ливану. По этой причине он просил передать благодарность итальянскому правительству, которое - независимо от того, возглавит оно "голубые каски" или нет, - "демонстрировало в отношении Ливана поддержку и дружбу с самого начала этого кризиса".

- Господин премьер-министр, Италия готовится сыграть роль первого плана в новых силах ООН UNIFIL, но многие боятся, что солдаты окажутся в условиях скрытого конфликта, в ходе которого все еще идут бои. Что вы можете сказать, чтобы успокоить их?

- Ливанское правительство взяло на себя ясное обязательство: на юге Ливана не будет ни другой военной власти, ни оружия, ни других вооруженных сил, кроме ливанской регулярной армии. Там не будет зон, запрещенных для регулярной ливанской армии, и любое оружие, обнаруженное случайно или по какому-то сигналу, будет изыматься. Вы должны понять, что армия оказалась на юге страны впервые за многие десятилетия и имеет твердое намерение там остаться. Это означает, что рано или поздно появится единая военная власть, признаваемая всеми жителями Южного Ливана. Итальянские солдаты будут в числе друзей, а не врагов.

- Это означает, что рано или поздно ливанская армия начнет поиск оружия, что она будет не только изымать оружие, найденное по дороге? Как известно, многие полагают, что "Хизбаллах" спрятала оружие, заключив своего рода соглашение с армией.

- Вы должны понять, что этот процесс будет длиться долго. Армия не торопится завершить работу. Она получила четкие инструкции: никакого другого оружия. Мы еще не вступили в активную фазу, в фазу, когда мы можем приступить к поискам, но мы придем к этому. Но мы не будем оказывать давления на людей. Мы говорим об армии и гражданах, а не об оккупантах. Терпение и осторожность - оружие, которое приводит к успеху: тот, кто бежит, чтобы получить то, что хочет, в конечном итоге теряет все.

- Таким образом, разоружать "Хизбаллах" будет ливанская армия?

- Конечно, ливанская армия будет заниматься "Хизбаллах" и ее оружием. Иностранные солдаты не должны этим заниматься, они не должны об этом беспокоиться. "Хизбаллах" - политическая партия, представленная в правительстве, она приняла план правительства из 7 пунктов, представленный Объединенным Нациям, и документ об отправке армии на юг: эти документы однозначно устанавливают власть правительства.

- Но "Хизбаллах" привела правительство, всю страну, к войне, не предупредив никого, не спрашивая ничьего согласия. Вы не боитесь, что все может вновь повториться?

- Нет, не думаю. Позиция правительства была четкой с самого начала: мы не знали о похищении солдат и не несем ответственности за эти действия. Но мы не стояли на месте: не думаю, что теперь "Хизбаллах" способна повторить то, что было сделано. Она усвоила урок, я говорю о разрушении страны. И правительство сумело вынести на международную повестку дня вопросы, которые волнуют, в том числе и "Хизбаллах", например, Фермы Шебаа, о которых никто не говорил многие годы. Уверен, что обстановка стабилизируется, что ситуация больше не воспламенится.

- Давайте поговорим о том, кто должен возглавить миссию: спор идет между Италией и Францией. Каково ваше мнение?

- Решение принимать не мне. Я могу сказать, что мы бы положительно восприняли более широкие обязательства со стороны Франции, и она была бы здесь встречена с радостью. Что касается Италии, то у нас много общего: история, культура, то, что мы две средиземноморские страны. Рим - наш самый крупный торговый партнер, у нас много общего.

- Последний вопрос связан с Израилем: вы верите в то, что из всего этого может что-то получиться? Ваши страны могут начать диалог при содействии международного сообщества, которое вновь прилагает усилия и направляет своих людей?

- Думаю, Израиль понял, что насилие и оружие не приведут к безопасности. Мы на Ближнем Востоке, единственный путь к миру - диалог, мы должны разговаривать друг с другом. И когда израильские министры выступают с воинственными заявлениями, может быть, просто ради того, чтобы успокоить общественное мнение, они не способствуют продвижению по пути к диалогу. Все заинтересованы в диалоге, в том числе и Европа, особенно средиземноморские страны.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru