Архив
Поиск
Press digest
11 декабря 2019 г.
24 августа 2009 г.

Ричард Пайпс | The Wall Street Journal

Гордость и могущество

Высказывания Джо Байдена о России в недавнем интервью неуместны и вредны, утверждает в своей статье в The Wall Street Journal гарвардский профессор истории Ричард Пайпс, в 1981-1982 годах занимавший должность директора по делам Восточной Европы и СССР в Совете национальной безопасности США при администрации Рейгана.

Россия жаждет, чтобы ее признавали "великой державой", утверждает автор. По его мнению, Запад ничего не потеряет, если уважительно отнесется к этим претензиям и проявит к России почтение. Заявление Байдена о демографической катастрофе и экономическом спаде в России соответствует действительности, но публичная констатация этих фактов не приносит никакой пользы, а всего лишь унижает Россию.

"Влияние России на мировую политику обусловлено не ее экономической мощью или авторитетностью в культуре, но ее уникальным геополитическим положением", - пишет автор, поясняя, что Россия доминирует на евразийском континенте, непосредственно соприкасаясь с Европой, Ближним Востоком и Дальним Востоком. Это позволяет ей извлекать выгоду из кризисов в самых густонаселенных и стратегически важных районах планеты, поэтому Россия является и останется крупным игроком на международной арене. Россияне испытывают ностальгию по советским временам, когда их страна внушала уважение и страх, и потому стараются противоречить единственной сверхдержаве - Соединенным Штатам. Это объясняет, почему Россия отказывается более эффективно надавить на Иран или возмущается планами размещения американской ПРО в Польше и Чехии.

"Одно из печальных последствий зацикленности на статусе великой державы в том, что россияне не заботятся о внутренних условиях жизни в своей стране", - пишет Пайпс. В экономике наблюдается крупный спад, одна из главных помех для бизнеса в России - вездесущая коррупция, которую Пайпс считает следствием колоссальной роли государства в экономике.

Аполитичность современных россиян опровергает убеждение западных людей, что каждый человек жаждет права выбирать и направлять свое правительство, замечает Пайпс. По его мнению, разгадка в том, что за тысячу лет российской государственности россияне практически никогда не имели возможности выбирать правительство или влиять на его политику. Поэтому они уверены, что должны заботиться о себе сами и полагают, что в любой стране власть находится в руках мошенников, стремящихся к личному обогащению. Политическая свобода отождествляется с анархией и преступностью, говорится в статье.

Англия, Франция и другие европейские империалистические державы создавали свои империи за океаном и только после создания национальных государств, а потому сравнительно легко перенесли отделение колоний. В России, напротив, завоевание империи совпало во времени с формированием национального государства, а колонии не были отделены океаном. Поэтому русским трудно признать, например, Украину независимой республикой. "Этот имперский комплекс во многом стоит за внешней политикой России", - пишет автор, напоминая, что президент Медведев в середине августа внес в парламент поправки к закону об обороне, которые разрешат российским войскам отвечать на агрессии против других государств или предотвращать таковые агрессии, а также защищать граждан РФ за границей. "Легко видеть, как можно спровоцировать инциденты, которые позволят российским войскам вмешиваться в ситуации за пределами России", - пишет автор.

Пайпс рекомендует проводить при контактах с Россией две разные линии: щадить ее чувства, но реагировать на ее агрессивность. Запад вправе жестко возражать против того, чтобы Россия считала свои бывшие колониальные владения зоной привилегированных интересов, но одновременно нужно избегать мер, которые создавали бы впечатление, что Запад пытается сомкнуть вокруг России кольцо своих войск. Однако нельзя допускать, чтобы Россия налагала вето на ПРО США в Восточной Европе: ее возражения против этого шага - всего лишь попытка отстоять свою сферу влияния, считает автор.

Современные россияне чувствуют себя изолированными от остального мира, точно не знают, какую модель выбрать, и пытаются компенсировать свое смятение жесткими высказываниями и действиями, полагает Пайпс. "Поэтому западным державам следует терпеливо убеждать россиян, что они принадлежат к Западу и должны перенять западные институты и ценности: демократию, многопартийную систему, верховенство закона, свободу слова и прессы, уважение к частной собственности". Другого способа обуздать агрессивность России и интегрировать ее в глобальное сообщество не существует, заключает Пайпс.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru