Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
24 августа 2011 г.

Дмитрий Тренин | The New York Times

Какая такая Российская империя?

Распад СССР был поразительно мирным, если сравнить его с медленными и кровопролитными кончинами Британской империи и колониальной Франции, пишет в статье на сайте The New York Times Дмитрий Тренин, директор Carnegie Moscow Center. По его мнению, это заслуга СНГ и Российской Федерации. "Российская Федерация, вопреки интуитивным предположениям, почти не пыталась, да и теперь не пытается удержать свое "ближнее зарубежье". У нее мало лишних ресурсов и нет никакого желания кого-то себе подчинять", - утверждает автор. На взгляд Тренина, Таможенный союз и ОДКБ - прагматичные структуры, которые нельзя сравнивать с ЕС, НАТО или Варшавским договором. Так, ни одно государство ОДКБ, кроме России, не признало Абхазию и Южную Осетию. "В этой части света суверенитет прежде всего означает независимость от Москвы", - поясняет Тренин.

Как полагает автор, Москва практически ничего не сделала для спасения этнических русских от гражданских войн в Таджикистане и Киргизии, например, не говоря уже о поддержке движений за присоединение к России областей, где русские составляют большинство населения. "Кремль только на словах отстаивает права этнических русских на гражданство в Эстонии и Латвии, а в случае Туркмении вообще отмалчивается", - добавляет он.

На деле внешняя политика России только подталкивает бывшие республики СССР к еще большей независимости, считает Тренин. "Несмотря на ритуальные заявления, что СНГ - ее приоритетная забота, Москва демонстративно отказывается инвестировать в создание "более качественного союза", - говорится в статье. Другие бывшие республики СССР сами дистанцируются от России.

Как называть постсоветское пространство? Тренин полагает, что сформировались три различных региона: 1) "Новая Восточная Европа: Украина, Молдавия, Белоруссия". 2) Южный Кавказ. По мнению автора, путь Грузии в Европу будет трудным, а будущее Азербайджана и Армении еще туманнее. 3) Центральная Азия, где только Казахстан можно считать "евразийским".

Что касается России, то это страна европейской культуры, но не входящая в Европу в политическом смысле. Многие страны Азии уже не придают ей большого значения. "Россию едва ли можно интегрировать в Европу, а интегрировать другие страны СНГ она сама не может или не хочет", - пишет автор. По мнению Тренина, в этом есть свои плюсы. Если российское общество сплотится и найдет силы для строительства постимперского национального государства, Россия найдет свое место в мире как евротихоокеанская страна. Тем временем формируется новая Евразия, где больше не господствует какое-то одно государство.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru