Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
24 декабря 2004 г.

Мартин Зифф | The Washington Times

Путин дергает за ниточки в сделке по "Юганскнефтегазу"

Раскрытие того, что за покупкой "Юганска" стоит "Роснефть" подтверждает решимость Владимира Путина установить сильный государственный контроль над российской нефтяной отраслью и ее огромными прибылями для укрепления российского государства. И, вопреки расхожему мнению, эта стратегия вполне может оказаться эффективной.

В среду нефтяная компания "Роснефть" объявила, что она стоит за таинственной "Байкалфинансгруп", которая очень кстати появилась ниоткуда, чтобы выиграть в воскресенье контролируемый государством аукцион по "Юганскнефтегазу" - главному производственному филиалу нефтяной корпорации ЮКОС.

"Роснефть" является российской нефтяной компанией, которая пользуется особой благосклонностью Путина и его силовиков - узкого круга советников и политиков, вышедших из спецслужб или имеющих с ними тесные связи. В этом году Кремль одобрил слияние "Роснефти" с крупнейшим в мире производителем и экспортером газа "Газпромом", чтобы создать корпоративного колосса, который будет доминировать в российской энергетической отрасли.

По первоначальному замыслу Путина, сам "Газпром" должен был купить "Юганск" после того, как его владелец ЮКОС был разрушен посредством предъявления непомерных претензий по неуплаченным в прошлые годы налогам и других обвинений со стороны российских федеральных властей. Но адвокаты ЮКОСа 16 декабря добились запретительного решения суда в Хьюстоне против воскресного аукциона и компаний, уже объявивших о своем участии, включая "Газпром".

Эта победа была недолгой. "Байкалфинансгруп" и, в конечном счете, "Роснефти" удалось за бесценок купить "Юганск" с благословения Кремля. Стоимость "Юганска", по оценкам, составляет от 14 до 22 млрд долларов. Учитывая аномально высокие цены на нефть, достигающие 46 долларов за баррель, что на 50% выше, чем восемь месяцев назад, вторая оценка представляется более точной. Однако "Байкалфинансгруп" сумела купить "Юганск" за бесценок. Ей пришлось заплатить всего 9,35 млрд долларов за 76,6% его акций.

Поскольку слияние "Роснефти" с "Газпромом" представляется неотвратимым, стратегия Путина по разрушению власти наиболее независимых и беспокойных миллиардеров-олигархов, захвативших контроль над российской экономикой после гибели коммунизма, похоже, близка к осуществлению.

Уничтожение ЮКОСа, крупнейшей нефтяной компании в России и одной из крупнейших в мире, было генеральным сражением в этой экономической войне.

ЮКОС неоднократно восхваляли на Западе за стремление стать образцом отчетности и прозрачности, в отличие от многих других огромных предприятий, контролируемых олигархами. Но Кремль обрушил на него чуть ли не десять казней египетских. И поскольку "Юганск", объем производства которого больше, чем во всей Индонезии, теперь перешел под одобренный Кремлем контроль "Роснефти", от ЮКОСа остался только остов.

Кремлю пришлось дорого заплатить за свою победу. Прогнозы нефтедобычи на будущий год ниже, чем ожидалось, и это, помимо прочего, отражает катаклизмы, через которые прошли в нынешнем году ЮКОС и "Юганск".

К тому же разрушение ЮКОСа отбило у других крупных российских корпораций желание вводить прозрачность и отчетность. Еще хуже то, что разгром, по-видимому, послужил главным толчком для очередной утечки капиталов из России. И, хотя она не разрушительна и несравнима с утечкой 1990-х годов, она наносит сильный удар по надеждам Путина стабилизировать экономику и вдвое снизить уровень бедности в ближайшем десятилетии.

Но Путин явно счел цену приемлемой и предпочел разрушение ЮКОСа тому, чтобы позволить крупнейшей в России энергетической корпорации оставаться в руках людей, выступающих против его политического курса и готовых выйти на политическую арену.

Основатель ЮКОСа Михаил Ходорковский, которого судят в Москве за мошенничество и неуплату налогов, создал не только ЮКОС, но и проблемы. Финансовый и организационный гений совершил элементарную политическую ошибку, финансируя политических оппонентов Путина. Теперь он уже 14 месяцев томится в тюрьме и имеет возможность осознать ошибочность своего поведения.

В прошлом году многие западные наблюдатели преуменьшали политическое значение вызова, брошенного Ходорковским Путину. Но свидетельств того, что он действительно намеревался финансировать движение и кандидата, способного либо победить Путина в 2004 году, либо прийти ему на смену в 2008-м, достаточно. Однако политика в России - это игра в одни ворота, и контроль над командными высотами новой рыночной экономики от нее неотделим.

Точкой отсчета является то, что мировые цены на нефть сегодня составляют около 46 долларов за баррель. Это значительно ниже 54 долларов за баррель, которых они достигли несколько недель назад, но по любым меркам они удивительно высоки, и чем сильнее разгорается партизанская война в Ираке, тем выше они будут.

В результате в Россию по-прежнему текут иностранные капиталы и валюта, а Путину удалось договориться о привлекательных сделках по экспорту нефти в нуждающиеся в энергии экономики Китая и Южной Кореи на своих условиях. Конечно, разрушение ЮКОСа не остановило французов. Оно не остановило и британцев. British Petroleum благодарна за то, что ей дали возможность действовать в российской нефтяной отрасли, и довольна этим.

Мысль о том, что лишение Ходорковского контроля над ЮКОСом вернет управление ресурсами компании на уровень средневековья, представляется попыткой выдать желаемое за действительное, столь же необоснованной, как предсказания многих западных умников, в середине 1950-х годов утверждавших, что Египет не сможет управлять Суэцким каналом, который президент Гамаль Абдель Насер национализировал в 1956 году. Египтяне прекрасно с этим справились.

Пока цены на нефть не упадут ниже 30 долларов за баррель, России не понадобятся иностранные партнеры со своими инвестициями и технологиями. А если цены останутся выше 40 долларов за баррель, приток нефтедолларов в Россию останется полноводным.

На фоне Саудовской Аравии 1970-х годов Россия XXI века выглядит образцом прозрачности, отчетности и ответственности в своих финансовых сделках. Но саудовцы никогда не испытывали недостатка в западных и восточных инвесторах, готовых вложить в их страну миллиарды долларов. Маловероятно, что с этим столкнется Россия.

Административные и экономические навыки Путина недооценивают с момента его появления на сцене. Он завершает реструктуризацию российской энергетической отрасли, и эта недооценка его не обеспокоит и не остановит.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru