Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
24 декабря 2007 г.

С тех самых пор, как президент Владимир Путин восемь лет назад вступил в должность, политическое и медийное руководство на Западе тратит массу времени и сил, пытаясь взглянуть в позитивном свете на стремительное откатывание России от демократии.

Свободная пресса разрушена, выборы отменяются, их результаты подтасовываются, и после этого мы слышим, насколько популярен Путин у населения. Оппозиционные марши разгоняются, и после этого нам говорят - вновь и вновь - насколько лучше мы сейчас живем, чем во времена СССР. На этой неделе журнал Time провозгласил Путина своим "Человеком года - 2007".

К сожалению, у скатывания России к диктатуре нет положительных сторон. Английская поговорка "У всякой тучи есть своя серебряная подкладка" тут неприменима. Если "подкладка" и есть, то она больше похожа на железную.

Кондолиза Райс - а ее вряд ли можно причислить к хулителям Путина - недавно сказала, что Россия - "это не та среда, где можно говорить о свободных и справедливых выборах". Хороший почин - но эти слова были сказаны не там, где следовало, - допустим, на пресс-конференции, где прозвучали бы призывы освободить от путинской России "большую семерку", исключив ее за превращение демократических практик в фарс. Нет, эти слова были чем-то вроде примечания к незамедлительному одобрительному отзыву Райс о Дмитрии Медведеве - престолонаследнике Путина, лично подобранном им самим.

Самой симптоматичной деталью высказываний Райс является момент, когда впервые была затронута тема "Медведев как следующий президент". В официальной стенограмме сказано: "Госсекретарь Райс: "Ну, я так подозреваю, в марте они все-таки проведут выборы" (Смех)".

Возможно, мое чувство юмора притупилось за пять суток, которые я в ноябре провел в московской тюрьме за то, что протестовал против этих фиктивных выборов. Или возможно, дело в том, что я читаю о постоянных преследованиях моих товарищей, политических активистов, по всей стране. Мадам Госсекретарь затем одобрительно высказалась о Медведеве, изобразив все так, словно недемократический характер его отбора - лишь мелочь, вызывающая легкую досаду. Последний элемент демократии, сохранившийся в России, - процедура передачи власти - будет уничтожен. Будут ли Путина и его преемника и после этого встречать с распростертыми объятиями в клубе ведущих демократических стран?

В первые дни нашей оппозиционной деятельности в прошлом году, когда членов "Другой России" подвергали преследованиям и арестовывали, "оптимисты" на Западе говорили, что могло быть и хуже. Позднее, когда участников наших маршей в Санкт-Петербурге и Москве сильно избили, фанаты Путина на Западе говорили: ну, по крайней мере, полиция вас на улицах не убивает.

На прошлой неделе 22-летний активист оппозиции Юрий Червочкин скончался в больнице. До этого он несколько недель находился в состоянии комы. Его избили почти до смерти через час после того, как он позвонил по мобильному телефону в наш офис и встревоженным голосом сказал, что за ним следят работники подразделения по борьбе с организованной преступностью - оно называется УБОП - которое стало авангардом в войне Кремля с политической оппозицией. Свидетель видел, как мужчины с бейсбольными битами наносили ему удар за ударом.

Грех Юрия состоял не в том, что он скандировал нацистские лозунги или восхвалял свершения Иосифа Сталина - в нынешней России такие действия регулярно проходят незамеченными. Нет, его застигли за разбрасыванием листовок, где говорилось: "Выборы - это фарс!". Этого было достаточно, чтобы сделать его человеком обреченным. Теперь он погиб - убит за то, что агитировал за реальную демократию в России.

Ставки в игре выросли до максимума, и какую положительную сторону теперь можно найти? Где проходит та грань, которую невозможно переступить без серьезной реакции со стороны Запада? Пока Путин до этой грани не дошел - и у него есть основательные резоны подозревать, что такой грани просто не существует. Дело лидеров в Вашингтоне, Париже и Берлине - решать, какой смысл заложен в том, чтобы сначала осудить российские выборы как подтасованные, а затем принять победителей с распростертыми объятиями как партнеров-демократов.

В сегодняшней России регулярно происходят трагедии, хотя и меньшего масштаба, чем история Юрия Червочкина. На прошлой неделе журналистке Наталье Морарь запретили въезд в страну по тайному распоряжению ФСБ: она занималась журналистскими расследованиями финансовых сделок, имеющих отношение к Кремлю. Людмила Харламова, политический координатор "Другой России", была арестована в Оренбурге после того, как ей подбросили героин. Нечто похожее случилось с активистом Андреем Греховым в Ростове, хотя там милиция предпочла подложить ему в карман не наркотики, а патроны.

Это хороший случай вспомнить Анну Политковскую, журналистку, которая специализировалась на расследованиях; она была убита 7 октября 2006 года, в день рождения Путина. Следствие по этому скандально известному заказному убийству, проводимое правоохранительными органами, застопорилось, и говорить о нем перестали. Кремль рассчитывает на то, что так же случится и с "мелкими" делами типа дела Юрия Червочкина.

В недавней речи Путин сказал, что врагов государства надо искоренить. Совершенно определенно было дано понять, что под врагами он разумеет любого, кто выступает против его абсолютной власти. Неудивительно, что по всей стране его слова понимаются в буквальном смысле и воспринимаются как руководство к действию силами безопасности, которые жаждут доказать свою преданность и рвение.

По-видимому, президенты и премьер-министры Запада столь же жаждут поклониться Кремлю и, как водится, великому богу бизнеса. Николя Саркози поспешил поздравить Путина с победой его партии на выборах, несмотря на многочисленные доказательства массированной фальсификации на избирательных участках. Через несколько дней французская компания Renault приобрела 25% акций российского автомобильного завода "АвтоВАЗ" - купила у Сергея Чемезова и его компании "Рособоронэкспорт", торгующей оружием. Зачем Путину и его олигархам беспокоиться о демократии, пока деньги текут рекой?

Конечно, журнал Time предпринял заметные усилия, чтобы пояснить: присвоение Путину данного звания - это "не знак одобрения", его удостаивается человек, который дал больше всего информационных поводов, "изменяя мир к лучшему или к худшему". Тем не менее, в статье Путина похвалили за то, что он вернул своей стране ведущие позиции на международной арене, рассеял "анархию" и возродил чувство гордости своей нацией. Журнал, правда, высказал обеспокоенность "настораживающим" послужным списком Путина в области соблюдения прав человека.

То же самое можно было бы сказать об Адольфе Гитлере в 1938 году, когда пришел его черед стать "Человеком года" журнала Time. "Фашизм, -писал тогда Time, - обнаружил, что свобода прессы, слова, собраний - это потенциальная угроза его собственной безопасности". Эти слова одинаково применимы и к зиме нынешнего года.

Большая часть критики, которой подвергается Путин, касается "предполагаемых" злоупотреблений или исходит непосредственно от лиц, известных как его хулители. Тем самым журналисты отказываются от своей функции по сообщению фактов как таковых.

Задумаемся о том, когда именно журнал объявил о своем выборе, - сразу после фиктивных парламентских выборов, которые обогатили послужной список Путина в области искоренения демократии во всей России. О статье Time кремлевская пропаганда будет кричать как о знаке одобрения политики Путина. Рядовым людям скажут, что даже Америка, которую Кремль постоянно проклинает как врага, вынуждена признать величие президента.

На международной арене все будут фокусироваться на мифе о том, что Путин создал "сильную Россию". В действительности он и его дружки превратили государство в пустую скорлупу. Большая часть власти теперь принадлежит сверхкорпорациям типа "Газпрома" и "Роснефти", а также горстке преданных людей, которые ими руководят.

Режим Путина привел Россию от хрупкой демократии к эффективному мафиозному государству. Это был впечатляющий акробатический трюк - вести себя как тиран, одновременно оставаясь любезным Западу.

После каждой операции по подавлению, когда значимой международной реакции она не встречала, Путин сознавал, что можно безнаказанно сделать еще один шаг. Как всегда, задабривание во имя "реалполитик" только поощряет потенциальных диктаторов. А подобное нравственное малодушие неизбежно влечет за собой совершенно реальные потери человеческих жизней.

Каспаров - экс-чемпион мира по шахматам, лидер продемократической коалиции "Другая Россия". Его книга "Шахматы как модель жизни" недавно вышла в издательстве Bloomsbury USA

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru