Архив
Поиск
Press digest
23 января 2021 г.
24 января 2005 г.

Майкл Мейнвил | The Telegraph

Инна Ходорковская: он сказал "Я в Москве", и телефон отключился

Жена Михаила Ходорковского, находящегося в тюрьме российского нефтяного магната, впервые рассказала о моменте, когда она узнала, что ее мужа арестовали, и о боли, которую его заключение причиняет их детям.

Пятилетние близнецы Илья и Глеб и дочь-подросток Анастасия так расстраиваются из-за того, что могут видеть отца только через стеклянный экран, что 35-летняя Инна Ходорковская теперь редко берет их на свидания.

"Это особенно тяжело для Насти. Она уже практически взрослая, ей 13 лет. Она понимает ситуацию, и для нее это очень болезненно. Что касается пятилетних, очень трудно объяснить им, что происходит. Они не понимают, почему им нельзя видеться с папой".

Очень личное интервью было дано одному из российских еженедельников спустя почти 15 месяцев после того, как ее мужа - тогда самого богатого из российских "олигархов" - вооруженные люди схватили в его частном самолете в Сибири.

Ходорковская заявила, что по-прежнему верит человеку, которого она называет "Миша", которого она впервые увидела и полюбила, когда они оба были членами молодежного крыла компартии.

Власти обвиняют его в неуплате налогов, мошенничестве и отмывании денег, а его сторонники утверждают, что обвинения были сфабрикованы правительством президента Владимира Путина, чтобы наказать миллиардера за финансирование оппозиционных партий.

"Миша готов к любой судьбе, - сказала его супруга. - Главное - то, что он знает: он не виноват. Я могу только надеяться, что это заставит наше общество внимательнее посмотреть на себя и понять наконец, что происходит".

Арест Ходорковского в октябре 2003 года стал шоком после периода, когда он был особенно занят расширением ЮКОСа, нефтяной компании, которую он тогда контролировал, в Сибири. "Я практически не видела Мишу, он все время был в командировках", - сказала жена.

Однажды вечером вице-президент ЮКОСа заехал к ним домой, чтобы забрать теплые вещи, которые она собрала для мужа, который едет в Сибирь. "Только потом мы узнали, что они ему не понадобились", - сказала она. На следующее утро она услышала, что частный самолет Ходорковского был захвачен российским спецназом, она не отходила от телевизора и все ждала его звонка.

"Потом мы услышали: его доставили в Москву. Мы были в шоке, что они имели в виду под "его доставили"? Почему он не мог приехать сам? Я машинально набрала номер его мобильного телефона - невероятно, но он неожиданно ответил. Я спросила: "Где ты?" Он сказал: "В Москве". Я начала задавать вопросы, и тут телефон отключился".

Кто-то предупредил, что в их доме в пригороде Москвы будет проведен обыск, и она отвезла детей к бабушке с дедушкой. "Я почти не помню время после его ареста. Я не понимала, куда идти, что делать, чем я могу помочь Мише. Думать было трудно, все перевернулось вверх дном. Моя жизнь раскололась на две части: до его ареста и после".

Первое свидание с мужем в тюрьме, через много недель после ареста, ее травмировало. "Когда я увидела его за стеклом, я полностью потеряла контроль над собой, - сказала она. - Помню только, что кто-то за моей спиной все время повторял: не плачь, не плачь..."

Ушли в прошлое те дни, когда они познакомились, разбирая списки членов комсомольской организации. У нее был грипп, и он сидел с ней до двух часов ночи, чтобы помочь закончить работу, он оказался "добрым, душевно щедрым, благородным и честным человеком с прекрасным чувством юмора".

Когда они поженились, она занялась воспитанием их детей, а он - строительством империи. По ее словам, этого неутомимого работника больше интересовали лабиринты бизнеса, а не сколачивание состояния, которое Forbes в прошлом году оценил в 15 млрд долларов. "Чем безнадежнее была ситуация, тем больше страсти и интереса он вкладывал в ее решение. Деньги были побочным продуктом, а не самоцелью".

После ареста Ходорковский мог наблюдать, как правительство разрушает компанию, которую он превратил в крупнейшего российского производителя нефти. Жена может видеться с ним раз в месяц под присмотром конвоя и видеокамер. Раз в две недели она передает ему в тюрьму фрукты, овощи и лекарства, но не все до него доходит. "Он никогда не жалуется, но я вижу, как ему тяжело", - говорит она.

Но Инну Ходорковскую не запугали, она сказала, что ее муж всегда может рассчитывать на свою семью. "Я знаю, что он никогда не сдастся, не отступит от своих принципов и убеждений. А пока не сломался он, не сломаемся и мы".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru