Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
24 января 2008 г.

Рейбен Ф. Джонсон | The Weekly Standard

Новая Россия во многом схожа со старой

Два человека, занимающие высокие посты в иерархии "Единой России", отстранены в связи с "возможными" финансовыми злоупотреблениями, касающимися президентской кампании Медведева

За вычетом почти символического права участвовать в политической жизни, предоставленного нескольким крохотным оппозиционным организациям, прокремлевская партия "Единая Россия" приобрела монополию на сферу политики в России, весьма похожую на ту монополию, которой пользовалась былая Коммунистическая партия Советского Союза. По широко распространенному мнению, президент России Владимир Путин займет в этой партии какую-нибудь высокую должность - хотя бы и генерального секретаря - сразу после того, как в марте состоятся президентские выборы и лично отобранный им преемник, первый вице-премьер Дмитрий Медведев вступит в должность президента.

Ожидается, что Медведев в отсутствие других кандидатов, которые бы внушали к себе доверие, одержит легкую победу. Он уже попросил Путина стать в его правительстве премьер-министром, что фактически оставляет власть в руках тех же лиц, которые руководят страной в данный момент.

Как гласит старая пословица, "абсолютная власть развращает абсолютно", но когда события развиваются по такому сценарию в новой России - стране, где гипотетически правит "диктатура закона" - свой кусок пирога пытаются получить все.

14 января было сообщено, что два человека, занимающие высокие посты в иерархии "Единой России", отстранены в связи с "возможными" финансовыми злоупотреблениями, касающимися президентской кампании Медведева. Сергея Жильцова и Владимира Баринова, членов исполнительного комитета этой партии, подозревают в "финансовых махинациях" за то, что они направляли просьбы о финансировании избирательной кампании в неправительственные организации, дружественные первому вице-премьеру.

Обычно просьба о финансировании кампании не квалифицируется как преступление, но беда с этими письмами состояла в том, что они были отосланы еще до официальной регистрации Медведева в качестве кандидата. Если вы просите деньги для человека, который пока даже не объявил о выставлении своей кандидатуры, то юридический статус собранных средств будет каким-то сомнительным: например, эти суммы можно взять и потратить по усмотрению сборщиков.

В кабинете Жильцова в офисе "Единой России" в понедельник не брали трубку. С тех пор, по словам главы исполнительного комитета этой партии Андрея Воробьева, приведенным московской газетой "Ведомости", "Единая Россия" пересмотрела свои правила приема новых членов. Отныне в список требований включено участие в деятельности партии - в форме пожертвований или членства в профессиональном союзе; также со вступающими будет проводиться собеседование.

Однако закрадывается вопрос, почему человек с таким крупным личным состоянием, как Медведев, не может последовать примеру Митта Ромни и раскошелиться на финансирование своей кампании из собственного кармана. Потребность Медведева в каких-либо крупных издержках на кампанию тоже озадачивает. Ни один из прочих кандидатов, участвующих в предвыборной гонке, не будет широко освещаться СМИ, которые контролируются Кремлем, а значит, у Медведева, казалось бы, нет причин вообще покупать рекламное время.

Другое московское издание - "Независимая газета" - на следующий день после скандала с единороссами сообщило, что российские центральные телеканалы уже отдают Медведеву "полное предпочтение", а других кандидатов в президенты оттеснили на задний план. По подсчетам газеты, за две недели по 13 января Медведев 344 раза упоминался на основных каналах. Второе место занял лидер националистической ЛДПР Владимир Жириновский (96 упоминаний). (Жириновский серьезным кандидатом не считается, а его партия почти всегда поддерживает действия Кремля, так что на "оппозиционного" кандидата он по-настоящему не тянет. Потому-то его упоминают довольно часто по сравнению с другими соперниками Медведева).

За тот же период Медведева в СМИ показывали 12 часов. Лидер компартии Геннадий Зюганов, в 1996 году на выборах едва не одержавший верх над тогдашним президентом Борисом Ельциным, получил всего 2 часа. Бывшего премьер-министра Михаила Касьянова, который считается единственным в своем роде серьезным кандидатом от оппозиции, можно было слышать на государственном телевидении всего два раза за две недели, меж тем как Медведев появлялся 172 раза.

Другие кандидаты, желавшие баллотироваться на мартовских выборах 2008 года, за истекший период сошли с дистанции. Так, бывший первый вице-премьер Борис Немцов сослался на то, что участие в столь откровенно-недемократических выборах, исход которых предрешен, лишь придает этой процедуре незаслуженную легитимность. Немцов поощрял и Касьянова снять свою кандидатуру, но в прошлый четверг бывший премьер представил в Центральную избирательную комиссию ящики с 2 млн подписей, необходимыми для его регистрации кандидатом в президенты.

Касьянов поклялся приложить все силы, чтобы не выбыть из гонки. "Люди, разделяющие мое отношение, убеждают меня идти до конца. Это огромная ответственность, и теперь я не могу отказаться от своего решения. Итак, я не сниму свою кандидатуру", - сказал он в интервью российскому агентству "Интерфакс".

Вот еще один пример, свидетельствующий, что Россия вернулась вспять в свое советское прошлое: хотя теоретически регистрация кандидата в президенты все еще возможна, она обставлена почти непреодолимыми препонами. Чтобы собрать необходимые подписи под петициями, кандидат должен заранее иметь широчайшую инфраструктуру, раскинувшуюся по всей стране. На сбор подписей кандидатам дается всего месяц (в среднем нужно собирать почти 70 тыс. подписей в день), причем из одного отдельно взятого региона страны (всего регионов 85) не могут поступить более 50 тыс. подписей.

Неудивительно, что американская неправительственная организация Freedom House, занимающаяся мониторингом состояния демократии, на прошлой неделе заявила, что в 2007 году положение со свободой и демократическими практиками в России "еще более ухудшилось". Если верить статистическому рейтингу этой организации, граждане России теперь пользуются тем же уровнем свободы, что и жители Анголы, Египта и Таджикистана.

Freedom House распределяет страны по трем категориям: свободные, частично свободные и несвободные. Россия уже несколько лет остается в графе "несвободные", но Freedom House заявляет, что ситуация стала еще хуже - типичным примером этого являются злоупотребления на выборах в Госдуму в конце прошлого года.

"Нельзя игнорировать тот факт, что альтернативные голоса натыкаются на почти сплошной заслон и не могут пробиться в средства массовой информации, - сказал Кристофер Уолкер из Freedom House в недавнем интервью Moscow Times. - Если им это и удается, то часто в пристрастной форме - их изображают в черном свете".

В докладе Freedom House Россия отнесена к группе нескольких "диктатур, богатых энергоносителями" (к тому же клубу, членами которого являются Иран и Венесуэла), которые пользуются своими нефтяными богатствами, "чтобы оказывать негативное влияние на своих менее крупных соседей".

Неудивительно, что Москва ответила на это очередным залпом, позаимствованным из советского прошлого.

В 1999 году покойный сенатор Дэниэл Мойнихен сказал в интервью корреспонденту New Yorker Джеффри Тубину: "Ханна Арендт попала в точку. Я имею в виду ее слова, что одним из главных преимуществ тоталитарных элит 20-30-х годов была их способность превратить любую констатацию факта в вопрос о мотивах". Это отлично описывает реакцию одного из ведущих российских политологов Сергея Маркова, который теперь также является депутатом Госдумы нового созыва и одним из немногих избранных обозревателей, которых Кремль благословил на отстаивание партийной линии среди западных журналистов.

"Вы можете слушать все, что они говорят, но только пока дело не касается России, - сказал Марков в интервью Times. - Там много русофобов".

Теперь история вернулась в ту же точку. Дни, когда иностранных туристов в России будут бомбардировать пропагандой типа старых памфлетов времен холодной войны под названиями "Кому выгодно распространение лжи о Советском Союзе", наверняка не за горами. Тем временем фарс под видом президентской гонки и все усиливающаяся возня тех, кто хочет запустить руки в кассу, продолжаются. Вопрос в том, что случится, когда толпа, находящаяся у власти в Москве, больше не сможет полагаться на такой костыль своей популярности, как 100-долларовая цена за баррель нефти.

Рейбен Ф. Джонсон - постоянный автор The Daily Standard и The WorldWide Standard

Источник: The Weekly Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru