Архив
Поиск
Press digest
27 октября 2020 г.
24 июля 2007 г.

Джон Винокур | The New York Times

Уступчивость США перед лицом российской провокации

Кто-нибудь здесь помнит горячую речь, произнесенную Диком Чейни в прошлом году в Литве, - суровое воинственное заявление, которое Россия расценивает как предвестье новой холодной войны?

Вот как этот ужасный человек, на котором на 800 процентов лежит ответственность за то, что Россия приостановила действие Договора об обычных вооруженных силах в Европе, грозится нацелить новые ракеты на государства-члены ЕС и даже толкует о возможности перестрелки между Америкой и Россией в наступающем десятилетии... В-общем, вот как этот ужасный человек развязал всю эту свару.

Выступая в мае 2006 года перед представителями новых демократических стран, возникших по соседству с прежним СССР, Чейни сказал: "Никто из нас не полагает, что Россия обречена на превращение в нашего врага. Россия, которая все в большей и большей мере разделяет ценности нашего сообщества, может быть стратегическим партнером и доверенным другом в нашем продвижении к общим целям".

Дикарь из Белого дома также заметил - правда, лишь мимоходом, как видно при перечитывании стенограммы, - что в России есть противники реформ, пытающиеся обратить вспять движение страны к правовому государству и гражданскому обществу, и что использование нефти и газа в качестве орудий для запугивания или шантажа "не служит никаким законным интересам".

Вот каков был нож, приставленный к горлу, вот какова была провокация, бросающая вызов миру в отношениях между народами и здравомыслию.

14 месяцев спустя сложилась занятная ситуация. Россия, настойчиво твердя, что над ней нависла колоссальная, координируемая американцами угроза с Запада, чуть ли ни каждую неделю переходят от очередной вспышки гнева к новой провокации.

А администрация Буша, перещеголяв даже некоторых своих европейских союзников, в ответ то кается, то оправдывается, предполагая, что самоутверждение России обусловлено националистическим позерством накануне президентских выборов (или отбора) в будущем году.

На том ярусе администрации, где определяется политический курс, царит довольно-таки смелая надежда (куда только запропастился Чейни?), что это преходящее явление и отношения с Россией устаканятся. В Европе к этому чаянию добавляется мыслишка, что если все сейчас будут сидеть тихо, то с уходом Джорджа У. Буша в 2009 году из Белого дома мир явно двинется к умиротворению.

Но в обстоятельствах прослеживается тенденция к усилению напряженности.

Задолго до почти беззубой речи Чейни о регрессе России в сторону авторитаризма российские власти угрожали перекрыть поставки энергоносителей в такие страны, как Украина, Литва и Польша.

Когда у Запада был шанс воспользоваться его влиянием на саммите "восьмерки" в Санкт-Петербурге летом в 2006 года (уже после речи Чейни) для принятия хартии, регулирующей справедливые поставки энергоносителей, он позволил России остаться безнаказанной. Американцы оправдываются тем, что помощь Владимира Путина требовалась в ООН, чтобы остановить тягу Ирана к превращению в ядерную державу

Теперь Россия по-прежнему сидит в кресле "привратника" в Совете Безопасности ООН и решает, "пускать или не пускать" третий комплекс санкций в отношении Ирана, который, по оценке администрации Буша, должен был вступить в действие в июле, но застопорился из-за возражений России.

В вашингтонской администрации поясняют, что по вопросу о необходимости остановить Иран с Россией достигается все более прочное единодушие, но разногласия, касающиеся тактики, "усиливаются" и одобрение новых санкций становится сложнее.

А как вы хотели? Ведь Россия видит, что может маневрировать, по сути, как ей захочется.

Когда 10 дней тому назад Россия в одностороннем порядке заявила, что приостанавливает свое участие в Договоре об обычных вооруженных силах 1990 года (который покончил с противостоянием войск нос к носу в период холодной войны, но не содержал никаких условий о возможностях его приостановления), американцы дали этому шагу рациональное объяснение: дескать, нужно сделать паузу и пересмотреть концепцию договора, нуждающегося в модернизации.

На прошлой неделе, перед лицом угрозы российского вето, американцы и члены ЕС покинули Совет Безопасности как форум, где возможно добиться независимости Косово от Сербии - государства-клиента России.

Это было не обычное тактическое отступление. Это была победа российской стратегии, цель которой - вновь расколоть Европу и восстановить сферы влияния самой России.

В ряду успехов России после распада СССР частичные уступки Запада по косовскому вопросу выглядят настолько ярко, что ни один новый лидер России - избранный или навязанный - не захочет забыть об этом прецеденте.

Это сочетается с российским биением себя в грудь, которое, похоже, развилось в самостоятельную тенденцию и существует уже автономно от другой политики. Вот несколько примеров.

Первый вице-премьер РФ Сергей Иванов утверждает: если американцы, поляки и чехи осуществят план по размещению системы ПРО, призванной отражать потенциальную угрозу иранских ядерных ракет, Россия задумается, не нацелить ли на Европу ядерные ракеты с территории Калининградской области. Этот ракетный плацдарм как будто для провокации втиснут за пределами российских границ, между Литвой и Польшей - двумя государствами-членами НАТО.

Генерал-майор Александр Владимиров заявил в интервью крупнейшей российской газете "Комсомольская правда", что в ближайшие 10-15 лет возможна война с США.

Проблема здесь не только в эксцессах, но в том, что единственной ответной мерой Америки и Европы на это является повышение уровня диалога - а Россия, в свою очередь, реагирует устрашающе недвусмысленно в форме своей позиции по таким вопросам, как Косово или санкции против Ирана.

Поскольку в последнее время России не приходилось сталкиваться с отпором Запада, у нее нет объективных причин для того, чтобы воздержаться от превращения так называемых "объяснительных дискуссий" об обычных вооружениях или системе ПРО в переговоры типа "все или ничего". Пусть американцы идут на уступки, которых желает Россия, а она будет продолжать размечать зону своего нового влияния табличками "Посторонним вход воспрещен".

Примирительная позиция администрации Буша каким-то образом придала действиям России разумные обоснования, которых эти действия на самом деле не имеют. В кулуарах представители как минимум двух европейских дружественных государств выражают озадаченность политикой администрации.

Министр правительства одной из западноевропейских стран, пожелавший остаться анонимным, сказал, что причина, вероятно, в том, что заботы Белого дома на 80% связаны с Ираком. Все, не касающееся этой темы, - дело десятое.

По-видимому, Россия относится к списку второстепенных проблем, поскольку в иракском вопросе она мало докучает американцам - пусть они одни там мыкаются.

В этой атмосфере факты оказания сопротивления России другими странами внушают уважение. Таким шагом является, к примеру, высылка российских дипломатов из Великобритании после того, как Кремль, по-видимому, оказался причастен к убийству британского гражданина в Лондоне.

Подтекст высылки свидетельствует со всей очевидностью: когда имеешь дело с русскими, иногда потенциальные негативные последствия для коммерческой деятельности не надо принимать в расчет.

"Это жесткий вариант", - сказал европейский министр. Он наговорил еще много фраз, но также назвал этот шаг "хорошим почином".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru