Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2020 г.
24 сентября 2020 г.

Яна Саймон и Хольгер Штарк | Die Zeit

"Преступление против всей России"

"Разоблачитель Эдвард Сноуден уже несколько лет живет в эмиграции в Москве. Тем не менее он требует, чтобы те, кто стоит за покушением на Алексея Навального, были преданы суду", - пишет немецкое издание Die Zeit. Журналисты издания побеседовали со Сноуденом о его жизни в России и слежке во времена эпидемии коронавируса.

"Я думаю, все были удивлены - и одновременно воодушевлены, - прокомментировал Сноуден заявление Дональда Трампа о его возможном помиловании. - Не потому, что подумали, что велика вероятность того, что это произойдет. А скорее потому, что это означает нормализацию обращения со мной. В реальности мы находимся на очень раннем этапе возможного помилования. Недавно президент помиловал человека, которого нет в живых уже 150 лет. Так в Америке обычно обращаются со спорными личностями. Если ты и все, кто был с тобой связан, мертвы - тогда рассматривается возможность помилования".

"Это [помилование] обсуждала администрация Обамы. Впрочем, на мой взгляд, Обама не мог прыгнуть выше своей головы, потому что он был слишком замешан в обстоятельствах, которые я раскрыл. Я обращаю внимание на один момент: о помиловании я не просил ни Обаму, ни Трампа", - подчеркнул собеседник издания.

"Один из журналистов дважды за неделю задавал Трампу вопрос о помиловании. Я подозреваю, что после этого госсекретарь США Майк Помпео и почти все в ЦРУ пытаются спрятать в Белом доме все шариковые ручки, лишь бы Трамп ничего не мог подписать. (...) Я поверю в помилование только тогда, когда это действительно произойдет", - сказал Сноуден.

"(...) Мы живем в эпоху трансформации. И технология - мощная катализирующая сила, действие которой мы все еще не поняли до конца. Интернет все изменил. Мы переживаем переворот информационного мира, в котором с помощью честного поведения в конкуренции, вероятно, не достичь наибольшего успеха. В результате возникли концепции, как в Facebook, благодаря которым в конечном итоге наблюдение ведется за всеми людьми, потому что видно, на что они кликают, что они лайкают, что ими движет. Затем предпринимаются хитроумные попытки поменять это, показывая разным людям разную рекламу и, в качестве финальной цели, манипулируя их поведением. На этом основываются дезинформационные кампании, которые мы наблюдаем повсюду", - указал Сноуден.

"Многие люди думают, что я принципиально выступаю против любой формы наблюдения. (...) Но это не так. Я против массовой слежки, но не против целенаправленного наблюдения. Спецслужбы могут делать вполне хорошую работу, если у них есть четкое поручение, выполняя которое, они фокусируются на людях, представляющих опасность для общественности. Проблема возникает, когда они занимаются тем, чем они пока не могут заниматься, но что могут позволить им их деньги, полномочия и технологии. Именно это произошло в борьбе с коронавирусом", - считает собеседник издания.

"Отслеживание контактов работает, если у вас 10 или 100 случаев заражения, тогда можно проследить каждый отдельный случай. Но когда зараженных тысячи и десятки тысяч, ни у одной страны не будет возможностей расследовать каждый случай. У отслеживающих систем против коронавируса хорошая задумка, но они не эффективны. Мы создали инфраструктуру наблюдения, не несущую какой-либо пользы", - подчеркнул Сноуден.

"В течение двух месяцев в Москве были очень строгие ограничения. Нельзя было отходить от дома более чем на 100 метров, можно было выходить только для того, чтобы выбросить мусор, дойти до ближайшего супермаркета или аптеки. Для всего остального необходимо было подтверждение администрации города. (...) Я не сделал этого ни разу. (...) Я отказался это делать, потому что не согласен с таким решением, - сказал собеседник издания. - Есть разница между тем, когда людям настоятельно советуют не покидать свои дома, и тем, когда их по китайской модели просто запирают в их домах. Ответственное правительство не должно просто заявлять: "Вы должны так делать!" Это напоминает родителей, которые заставляют своего ребенка что-либо делать. А когда ребенок спрашивает зачем, родители лишь отвечают: "Потому что мы так сказали!". Подобная логика не функционирует в более крупном масштабе, когда люди не понимают причин указания - за исключением отдельных моментов, когда они испытывают страх перед последствиями. А когда указание неправильно, это может оказаться опаснее, чем отсутствие указания. Это слишком жестоко, говорить предпринимателям, что им запрещено открывать их магазины, когда альтернативой является банкротство. Или запрещать людям выходить из дома, когда альтернатива - депрессия или болезнь. Это больше вредит, чем приносит пользу. Я предпочитают рекомендации наподобие таких: "Ок, вам нужно носить маски и перчатки, мы расскажем вам, как и почему, и объясним вам эффект этой меры".

Говоря о своей жизни в России, Сноуден отметил: "Москва - прекрасный город. Политическая ситуация в стране по традиции тяжелая, но с людьми все в порядке. Это ведь касается большинства стран этого мира: люди не должны вызывать беспокойства. Хлопоты всегда доставляют правительства".

В своей биографии Сноуден писал, что в 2013 году российская спецслужба пыталась завербовать его в московском аэропорте "Шереметьево". По словам информатора, он отказался от каких-либо контактов со спецслужбой, и она больше не предпринимала попыток его завербовать.

Комментируя отравление Алексея Навального, Сноуден заявил: "Печальная правда заключается в том, что даже в Соединенных Штатах регулярно происходят точечные ликвидации. Только используются другие средства. Но гадко и убийство с помощью бомбы, и убийство с помощью яда. Я открыто осудил покушение на Навального в Twitter. Особенно пугающим я считаю даже не то обстоятельство, что кто-то был отравлен, хотя это и следует осуждать, так же, как следует осуждать, когда кого-то убивают с воздуха при помощи дрона, как был убит 16-летний сын имама и предполагаемого исламиста Анвара аль-Авлаки в Йемене. Особенно пугает то обстоятельство, что Навальный является наиболее известным представителем российской оппозиции. (...) Если он действительно был отравлен, то это преступление против всей России. Должно быть проведено расследование, и все, кто имеют к этому отношение, должны оказаться в тюрьме. Это позор, что сегодня правительства так легко дискредитируют политическую оппозицию как экстремистов - и Россия здесь стоит во главе. Неважно, действительно ли они начинают травить своих противников или лишь создают среду, в которой считается, что травить кого-либо это правильно. Создание такой среды происходит не по ошибке. Это часть целенаправленной политической стратегии, с которой мы должны бороться".

Говоря о том, боялся ли он когда-либо, что американские власти могут убить его в Москве, Сноуден отметил: "Есть разница между тем, боишься ли ты этого или же ты знаешь, что они действительно на это способны. А они наверняка обдумывали это. В 2013 году в американских СМИ вышла статья, в которой высокопоставленные служащие органов безопасности, как, например, тогдашний директор ЦРУ и АНБ Майкл Хайден, предлагали внести меня в "смертельный список". Другие анонимно обсуждали то, как бы они меня убили: они хотели отравить меня на улице, а затем я должен был потерять сознание в душе. Многие люди постоянно осуждают Россию за такие случаи, потому что мы наблюдаем их здесь. Мы видим, как журналистов сталкивают с крыш, точнее, как они при загадочных обстоятельствах падают с зданий. Мы наблюдаем эти отравления и что их всюду осуждают. На Западе ничего не стоит осудить то, что происходит в России. Но мы не наблюдаем такого же масштаба возмущения, когда такие вещи происходят в других странах. Да, такие преступления в России необходимо осуждать. И да, они должны прекратиться - но они должны прекратиться повсюду".

(...)

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru