Архив
Поиск
Press digest
20 октября 2017 г.
25 сентября 2017 г.

Марк Семо | Le Monde

"Даже после Трампа США не станут реинвестировать в безопасность Европы"

По мнению Тома Гомара, директора Французского института международных отношений (IFRI), специалиста по России и постсоветскому пространству, после "Брекзита" легитимность Франции в Совбезе ООН как единственной ядерной державы-члена ЕС должна усилиться. Интервью с экспертом записал журналист Le Monde Марк Семо.

"Американская непредсказуемость после избрания Дональда Трампа и отход Великобритании, отныне сосредоточившейся на "Брекзите", пошатнули западное лидерство в ООН?" - спросил журналист.

"Да, конечно, - ответил Гомар. - Страны Запада стали источником неопределенности. По контрасту, авторитарные режимы производят ложное впечатление стабильности. Для Франции это важнейший вопрос, так как избрание Эммануэля Макрона может интерпретироваться как обратное движение волны, повлекшей за собой "Брекзит" и избрание Дональда Трампа".

"Так, красная нить французской внешней политики проходит через "тройку", то есть триумвират между Вашингтоном, Парижем и Лондоном, который согласовывает свои усилия в Совбезе ООН", - считает эксперт.

"Парижу следует предвидеть основополагающую эволюцию: США переходят от статуса последнего гаранта при международном порядке, созданном в 1945 году, к статусу первого государства среди равных при откровенно спорном международном порядке. Этим объясняется компромиссный подход Белого дома. И это должно привести европейцев к пониманию того, что даже после Трампа США не станут реинвестировать в безопасность Старого Света. Их главный приоритет - поддерживать свои уникальные технические достижения и сдерживать набирающий обороты Китай", - утверждает Гомар.

"Альянс с Лондоном и Вашингтоном - путеводная нить французской внешней политики, завязавшаяся в конце Первой мировой войны, - поясняет эксперт. - Не считая истории и поражения Лиги Наций (1920-1946), одним из постоянных параметров французской политики являлся поиск британской и американской поддержки для противостояния немецкой угрозе в период между двумя мировыми войнами и советской угрозе в период холодной войны".

"Играет ли "тройка" ключевую роль внутри ООН?" - поинтересовался журналист.

"Необходимо различать периоды, отчасти связанные с образованием "пятерки" (5 постоянных членов Совбеза, то есть помимо тройки, еще Китай и Россия)", - отмечает Гомар.

"Тем не менее, с начала своего возникновения "тройка" установила практические методы, действенные и в то же время взвешенные, не мешающие возникновению глубоких разногласий по определенным досье. В частности, мы имеем в виду несогласие Франции и России с интервенцией США и Великобритании в Ирак", - продолжает Гомар.

"Однако не исчезнет ли "тройка" в мире, становящемся все более хаотичным и "аполярным"?" - спросил интервьюер.

"Я так не думаю, даже если она утратит свое значение, - ответил собеседник издания. - Это объясняется явлениями различной природы. Прежде всего, повторным применением права вето, в частности Россией, которая заблокировала решение Совбеза по Сирии. Это оставляет глубокий отпечаток и ослабляет роль ООН в управлении кризисом".

"Далее, мультиполярность, ожидаемая такими странами, как Франция, Китай или Россия для противодействия американскому могуществу, сейчас имеет место. Однако, в противоположность оптимистическим ожиданиям, к слову сказать, достаточно наивным, эта мультиполярность не сопровождается мультилатерализмом, позволяющим лучше регулировать торговые связи", - указывает Гомар.

"Наоборот, она порождает новое соотношение сил, которое приводит три главные супердержавы - США, Россию и Китай - к освобождению от правовых норм или к их использованию для достижения своих целей", - полагает эксперт.

"Наблюдается возникновение оси Москва-Пекин, объединенной общим неприятием универсализма западных ценностей", - заметил интервьюер.

"Действительно, в Москве, как и в Пекине, существует стремление создать свою систему понятий, идущую вразрез с западной интерпретацией, и навязать альтернативные взгляды на международный порядок. Существуют также общие интересы по определенным досье. Тем не менее, две страны следуют по различным траекториям: Китай находится в фазе быстрого роста, в то время как Россия находится в фазе продолжающейся стагнации. Это двойственные отношения, так как совместные действия на данный момент скрываются, в частности, с российской стороны, из опасений долгосрочной перспективы. Асимметрия лишь усиливается, она крайне благоприятна для Китая", - рассуждает Гомар.

"Довольно любопытно, что Россия готовит свое будущее посредством действий по оспариванию международных инстанций, которые, по ее мнению, служат интересам Запада. Поступая так, она ускоряет делегитимизацию инстанций, которые при этом служат на пользу ее политическому влиянию и повышают ее статус применительно к ее реальному потенциалу. Это явно видно на примере ООН. Москва считает, что она больше выиграет при открытом недовольстве международными организациями, нежели при их усилении", - комментирует эксперт.

"Россия, как и Китай, измеряет свое международное влияние той важностью, которую им придает Вашингтон. Тем не менее, двум странам удалось укрепить свои отношения во многих важнейших сферах", - констатирует Гомар.

"ООН остается излюбленной ареной для Франции?" - спросил журналист.

"Без сомнения, так как эта организация по-прежнему является олицетворением некого универсализма, который формирует для Франции имидж и образ действия. Кроме того, ООН в 1945 году учредила иерархию великих держав, чрезвычайно благоприятную для Франции 2017 года. После "Брекзита" легитимность Франции внутри Совбеза должна автоматически усилиться, с учетом того, что она станет единственным членом Евросоюза, который будет там заседать. И она станет единственной ядерной державой в ЕС", - утверждает Гомар.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2017 InoPressa.ru