Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
25 марта 2005 г.

Анджела Карлтон | The Washington Times

Киргизская дилемма США

Следует ли Киргизия, где очередное оппозиционное движение вышло на улицы, угрожая сложившемуся статус-кво, по стопам Украины и Грузии?

В каждой из этих трех бывших советских республик состоялись спорные выборы, что и спровоцировало протесты. Однако стоит чуть копнуть, как сходство растворяется. В отличие от Украины и Грузии демонстрации в Киргизии уже отличаются насилием, что отпугивает тех, кто мог бы поддержать обе стороны. Оппозиции не хватает объединяющей фигуры лидера, и в ряды разгневанных активистов народного протеста просочились наркобароны.

В условиях, когда оппозиционные группировки захватывают правительственные здания в Бишкеке, международное посредничество может оказаться необходимым, чтобы избежать гражданской войны. Россия и Запад в этот раз не обязательно окажутся по разные стороны. Совместное участие России и США, возможно, было бы самым разумным и безопасным решением для Киргизии и Средней Азии в целом.

Трезвые умы в Москве и Вашингтоне осознают, насколько опасно было бы занять одну из сторон в киргизском конфликте. Неизвестно пока, возобладают ли они, или же Россия и Запад ввяжутся в очередной раунд геополитического скандала, жертвой которого станет осажденная Киргизия.

Как только в этом месяце вспыхнули новые протесты оппозиции в связи с выборами в киргизский парламент, многие западные обозреватели поспешили с ликованием объявить о новой революции на постсоветском пространстве.

Обнадеженные демократическим брожением на Ближнем Востоке, американские обозреватели особенно жаждут увидеть повторение украинского и грузинского сценария. Они хотят увидеть, как упрямая Россия в очередной раз окажется пристыжена у себя на задворках.

Некоторые даже называли президента Киргизии Аскара Акаева приспешником президента России Владимир Путина. Вместе с тем Акаев держал власть мертвой хваткой задолго до того, как Путин стал президентом, и Кремль долгие годы дистанцировался от Акаева. Михаил Маргелов, председатель комитета СФ РФ по международным делам, сказал, что успехи Акаева в области демократии далеки от идеала, и заявил, что киргизские выборы не были совершенными.

По неофициальным данным, Акаев прибыл в Москву в разгар протестов в воскресенье, но ему было отказано во встрече с Путиным, и его отправили обратно, предупредив, чтобы он воздержался от жестких мер. На следующий день Акаев в Киргизии уже осторожно осуществлял мягкую линию, пообещав пересмотреть самые спорные результаты выборов и предложив по возможности вести переговоры с оппозицией.

Москва, похоже, усвоила кое-какие уроки Украины. Официальные лица России принимали представителей киргизской оппозиции, подготовив тем самым почву для дальнейшего взаимодействия в случае смены режима в Казахстане.

Однако Кремль озабочен и тем, чтобы не восстановить против себя Акаева, дабы избежать того, что произошло в начале этого года в Молдавии, когда некогда промосковский президент обратился против своих российских наставников.

Отношения Запада с Киргизией более запутаны, чем его отношения с Украиной или Грузией. Акаев в 1990-х годах считался самым либеральным из президентов государств Средней Азии, однако его демократическая репутация испортилась, когда он начал собирать во властных органах все больше своих союзников. Потом он снова попал в число любимчиков, когда в 2001 году Вашингтону понадобилось его разрешение на установку военных баз США в Киргизии для войны с Афганистаном.

Акаев и некоторые российские аналитики обвиняют западные источники в финансировании и организации бунта в Киргизии. Однако по мере развития кризиса официальные лица США старались оставаться в стороне - в отличие от того, как они вели себя в Грузии и Украине. Здесь их больше волнуют интересы безопасности США и отношения с Китаем на восточной границе Киргизии, чем демократическая революция.

У России и США больше общего в том, что касается Киргизии, чем обе стороны готовы признать. У обеих стран имеются здесь военные базы, и обе они стремятся к стабильности в регионе, но имеют некоторые соображения по поводу Акаева. И то и другое государство намерено сохранить влияние в Средней Азии: Москва хочет помешать Вашингтону получить в этом регионе преимущество, а Вашингтон хочет не дать Москве превратить его в свою вотчину. Столкновение по вопросу Киргизии поставило бы под угрозу интересы обеих сторон.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru