Архив
Поиск
Press digest
19 марта 2019 г.
25 ноября 2005 г.

Робин Шеферд | Financial Times

Россия с неуместной гордостью воздерживается от демократии

Принятие на этой неделе в российском парламенте законопроекта, ужесточающего отношение к некоммерческим организациям, знаменует собой еще одну веху в резком отступлении этой страны от демократии. Проект закона сам по себе достаточно плох: он заставит все иностранные и российские некоммерческие организации перерегистрироваться в государственных органах и устанавливает более пристальный контроль за любой организацией, угрожающей интересам Кремля. Кроме того, атмосфера, в которой был принят этот законопроект (в первом чтении он одобрен 370 голосами против 18), демонстрирует, что российский парламент - не более чем театр марионеток под управлением Кремля. Демократия в России не под угрозой - она практически перестала существовать.

В попытке понять, почему это произошло, есть тенденция прибегать к старым клише: это, мол, следствие кагэбэшного прошлого президента Владимира Путина, это старая тяга россиян к железной руке, это месть бюрократии, которая завидует возвышению олигархов. Это антиреформаторский российский стиль, при котором свободомыслящих "еретиков" 1990-х годов прижали к ногтю, что прогнозировал каждый человек, знающий российскую историю.

На первый поверхностный взгляд такие определения кажутся правильными. Но тогда не затрагивается глубинная проблема. Подумайте над вопросом, который иногда задают, но на который редко дают ответ: почему все европейские страны постсоветского блока, за исключением Белоруссии, продвинулись в построении демократии дальше, чем Россия?

Если вести речь об истории либерализма до коммунистической эпохи, то (в европейских странах постсоветского блока) можно вспомнить лишь 20 лет демократического правления в бывшей Чехословакии в период между двумя войнами. Так что не только Россия не имеет демократического прошлого, на которое можно было бы оглядываться.

Еще один популярный (но не раскрывающий всю истину) тезис гласит, что многие страны Центральной и Восточной Европы посчитали переход к демократии относительно легким благодаря магнетическому притяжению Европейского союза и НАТО. Без сомнения, евро-атлантические структуры способствовали процессам демократизации и помогли этим государствам пройти трудные участки на этом пути, но не надо забывать о том, что их вступление стало возможным прежде всего благодаря тому демократическому потенциалу, который у них уже был. Евросоюз и НАТО помогли укрепить демократию, но в большинстве случаев там уже было что укреплять.

Слишком часто в ходе этой дискуссии упускают роль роста национального самосознания в создании тех условий, в которых строились новые демократии. Ключевой момент здесь следующий. В то время как народы Центральной и Восточной Европы восприняли распад Советского Союза как выигрышный шанс и в новом посткоммунистическом мире с плохими чувствами вспоминают свое тоталитарное прошлое, многие россияне не смогли увидеть в нем ничего, кроме потери для себя, зачастую скорбя о былом величии.

За последнее время не было произнесено более красноречивой фразы, чем та, которую сказал Путин в обращения к Федеральному собранию в апреле, назвав распад Советского Союза "крупнейшей геополитической катастрофой XX века". Такие комментарии имеют большой резонанс в стране, жители которой долгое время испытывали гордость по поводу того, что живут в сверхдержаве. Опросы общественного мнения, которые проводятся в последние годы, показали, что большинство людей в России сожалеют по поводу распада СССР.

Период демократических свобод в России стали ассоциировать с падением национальной гордости. От этого совсем не далеко до того, чтобы посчитать демократию неприятностью или бессмыслицей. Не удивительно, что Путин при подавлении демократии столкнулся с такой слабой оппозицией.

Будущее России как демократического государства будет определяться в первую очередь ее способностью создать новую, более честную национальную идентификацию. В частности, это будет зависеть от того, сможет ли кто-то каким-либо образом возродить серьезные и широкие дискуссии о советском прошлом: об ужасах эпохи Ленина и Сталина, позже - о помещении диссидентов в психиатрические клиники, о коррупции огромных масштабов и о кровавой тирании советского империализма.

Неуместная национальная гордость является главной причиной продолжающихся неудач России на пути демократии. Да, осуждать Путина за его автократические методы - это правильно. Но до тех пор, пока мы не обратим внимание на побудительные мотивы, которые во многом являются для него определяющими, мы будем лишь сотрясать воздух.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru