Архив
Поиск
Press digest
17 мая 2019 г.
26 апреля 2004 г.

Том Парфитт | The Telegraph

Туристы стекаются в "мертвую зону" Чернобыля

Спустя почти 20 лет после самой ужасной ядерной катастрофы Чернобыльская АЭС и ядовитые земли вокруг нее стали магнитом для туристов.

Вооруженные счетчиками Гейгера, туристы в сопровождении гидов совершают путешествия из Киева через военные КПП до самого входа в реактор. Все больше и больше любителей приключений посещают облученную зону в поисках жуткого удовольствия от созерцания домов местных жителей, не изменившихся с момента эвакуации два десятка лет назад, когда на сборы их обитателям дали две минуты.

Они бродят по брошенным домам 48 тысяч рабочих и их семей, увезенных прочь из плутониевой пелены, окутавшей город. Семейные фотографии, телефоны, перевернутая в спешке мебель, обувь, одежда и другие вещи валяются разбросанными по полу.

Натуралисты приезжают сюда для изучения чернобыльского "Эдемского сада" - - буйное расползание растительности и дикой природы в зоне вокруг разрушенной АЭС после бегства местного населения. Каждый год сюда приезжает до 3 тысяч посетителей, сотни из них также обследуют брошенные поселки "зоны смерти", или "мертвой зоны", в радиусе 20 миль.

"Это может звучать странно, но люди сюда приезжают со всего мира - из Соединенных Штатов, Австралии, Японии, Соединенного Королевства", - рассказывает Юлия Марусич, официальный гид. Она приводит людей на смотровую площадку, нависающую над бетонным саркофагом, который покрывает останки четвертого реактора.

Пока она рассказывала, счетчик Гейгера начал истошно жужжать. Он зафиксировал уровень радиации, в 50 раз превышающий естественный фон. Как утверждают местные чиновники, для краткосрочного посещения это весьма "приемлемый" уровень.

По словам инженеров, существует серьезный риск обрушения саркофага, и это обнажит сотни тысяч тонн нестабильного ядерного мусора.

Чернобыльская катастрофа произошла 18 лет назад, 26 апреля 1986 года: мощный взрыв разрушил реактор, а в атмосферу было выброшено огромное облако радиоактивной пыли, которая рассеялась по Европе.

Массивные дозы радиации убили 31 пожарного, задействованного на тушении, позже от вызванного радиацией рака скончались тысячи людей. Под спешно сооруженной бетонной стеной до сих пор находится около 200 тонн обломков стен и другого мусора вперемешку с ядерным топливом.

Туристические компании в Киеве берут с туристов 190 долларов за экскурсию в район бедствия.

Туристы могут посетить "мертвую зону", осмотреть разрушенный четвертый реактор, поговорить с жителями деревень, которые решили вернуться в свои дома, и повидать кладбище сотен грузовиков, вертолетов и бронетранспортеров, которые, как указывается в путеводителях, "настолько загрязнены радиацией, что к ним опасно приближаться'.

Больше всего внимания привлекают города и деревни, которые были эвакуированы в дни после катастрофы: словно машина времени, они переносят нас в последние дни советской эры. В Припяти, в двух милях от АЭС, на задворках разрушенного театра стоят коммунистические плакаты и знамена, подготовленные к 1 мая, - городу не суждено было отметить эту дату.

Туристические агенты убеждают людей в том, что эти путешествия никакой опасности для здоровья не представляют. Участки высокой радиоактивности помечены специальными треугольными желтыми знаками. Экскурсия включает прохождение серии военных КПП. На прошлой неделе чиновники с ядерной станции приняли группу иностранных журналистов и сотрудников гуманитарных организаций и провели их через зону.

В 2008 году предполагается покрыть бетонный саркофаг новой стальной крышей. По словам Юлии Марусич, мусор под бетонным саркофагом медленно дрейфует, и это может привести к обрушению всего строения. Саркофаг частично покрыт трещинами.

Пока идут подготовительные работы к установлению новой крыши, несколько тысяч рабочих демонтируют уцелевшие реакторы и перерабатывают оставшееся ядерное топливо. Каждый вечер их увозят на поезде в город Славутич, который был построен вне мертвой зоны специально для рабочих.

Посещение центра города, на смену которому был выстроен Славутич, - это, пожалуй, один из самых горьких моментов в чернобыльском туре. Припять была образцовым городом с элитными апартаментами, магазинами, бассейнами и детскими садами. Спустя два с половиной дня после взрыва все население города было погружено в автобусы и увезено.

"Рядом был лес, который стал красным от радиоактивной пыли, - рассказывает Николай, водитель, который был сотрудником дорожной милиции и в тот день контролировал эвакуацию. - Люди просили нас проезжать мимо него как можно скорее".

Сегодня Припять - это город-призрак, где время замерло. Рыночная площадь, строительство которой было закончено за несколько дней до катастрофы, поросла сорняками и диким виноградом. В полной тишине пронзительно остро звучит пение птиц.

Как ни удивительно, но многих жителей наследие Чернобыля не слишком-то беспокоит. Около 600 человек возвратились в "мертвую зону". 42-летняя Мария Дика, свесившись с балкона в одном из городков, говорит, что после трехмесячного лечения от острой лучевой болезни никакими хроническими осложнениями не страдает. В ночь катастрофы она работала в охране четверного реактора.

"У нас все хорошо, - шутит она. - Никаких проблем со здоровьем. Радиация к нам привыкла".

66-летняя Татьяна Хруш с ней соглашается. "Воздух чистый, вода прекрасная, отличные грибы, - говорит она. - Это чудесное место".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru