Архив
Поиск
Press digest
14 декабря 2018 г.
26 апреля 2007 г.

Гельмут Хаушильд | Handelsblatt

В крепких тисках

Отношения между ЕС и Россией плохи как никогда со времен холодной войны, предупредил еврокомиссар по торговым вопросам Петер Мендельсон несколько дней назад. Никто в Европе не возразил ему до сих пор. И это молчание весьма примечательно. Поскольку официально как ЕС, так и Россия уже несколько месяцев заявляют о том, что хотят подкрепить свои хорошие отношения новым соглашением о партнерстве.

Причиной такого противоречивого восприятия стало растущее недоверие в ЕС в отношении проводимой Москвой энергетической политики. Президент Владимир Путин открыто использует нефтяные и газовые богатства своей страны, чтобы вернуть ей политическое величие советских времен. ЕС мало что может возразить на это: страны Евросоюза покрывают практически половину своего импорта газа из российских источников.

От Варшавы до Парижа велик страх и перед зависимостью от поставщика, который во время конфликтов со своими соседями охотно перекрывает вентиль. Недовольство используемыми Москвой методами силовой политики нагнетается еще и сценами с участием сотрудников милиции, обрушивающих свои дубинки на оппозиционеров, а также становящимся все более сомнительным запретом на поставки в Россию польской мясной продукции.

В этой связи ЕС стремится к большей независимости от российской энергии и хочет получать газ в большей степени из других стран. Но при этом с Евросоюзом происходит то же самое, как с тем зайцем, который бегал наперегонки с ежом. Куда бы он ни пришел - русские уже тут как тут. Так, государственный концерн "Газпром" уже в прошлом году заключил договор о сотрудничестве с алжирским нефтегазовым монополистом компанией Sonatrach. ЕС, третьим по величине поставщиком газа которого является именно Алжир, полностью проспал это развитие событий. И только сейчас он хочет сильнее привязать к себе Алжир. Теперь это будет сделать вдвойне труднее, поскольку это наталкивается на российское стремление к господству.

И в Центральной Азии, втором регионе, на который Европа возлагает свои надежды, Москва придерживается стратегии осады. В богатой газом Туркмении "Газпром" стал самым крупным иностранным покупателем. И для того сохранить это положение, Кремль всеми силами обхаживает тамошний режим. При этом Кремль при помощи конкурентных проектов ставит палки в колеса проекту по строительству трубопровода Nabucco, по которому Европа в будущем хочет получать газ из Центральной Европы.

Конфликт интересов внутри ЕС играет на руку Москве. Так, премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань недавно заявил о том, что его страна поддержит газопровод Blue Stream, который пойдет в сторону Запада, поскольку Nabucco - это неисполнимая мечта. Blue Stream же, напротив, являясь наследием Советского Союза, поставляет газ в Турцию уже сегодня.

Позиция Венгрии показательна для границ единой европейской энергетической политики. Страна покрывает 80% своих потребностей в газе за счет поставок из России. Тот, кто находится в такой зависимости, лучше и не сможет спровоцировать своего поставщика. И признание всеми странами ЕС необходимости единой позиции в отношении Москвы никак не изменит этих реалий. В действительности для каждого члена ЕС приоритетом является безопасность собственного энергообеспечения, ситуацию с которым можно улучшить, получив привилегированный доступ к российским энергетическим резервам.

За этим приоритетом национальных интересов следует и план по строительству германо-российского газопровода по дну Балтийского моря. При этом Польша уже будет не нужна как транзитное государство и поэтому считает, что она только проигрывает от этого проекта.

Контроль России над трубопроводами является главной опорой ее власти. Однако не менее важен и доступ российского руководства к энергетическим резервам. ЕС хочет положить конец обеим этим монополиям, требуя от России открыть доступ к своему нефте-газовому сектору для иностранных инвесторов. Новое соглашение о партнерстве должно подготовить почву для этого. И поэтому ЕС так сильно настаивает на этом, несмотря на свою противоречивую позицию в отношении Москвы.

Однако шансов у ЕС мало. Заинтересованность Путина в новом соглашении уменьшается. России больше не нужны иностранные инвестиции для разработки своих месторождений. Благодаря высокой прибыли от продажи нефти и газа недостающие технологии можно без проблем приобрести. И поэтому ЕС вынужден беспомощно наблюдать за тем, как Кремль монополизирует доступ к новым месторождениям газа, таким, как Штокмановское в Баренцевом море, и оттесняет от находящихся в стадии реализации проектов по добыче иностранных участников, как Shell на Сахалине.

Более того: Россия планирует осуществить со своими полными кассами бросок на Запад. Министр финансов Алексей Кудрин заявил вчера об участии в иностранных энергетических концернах. В какой мере это будет касаться ЕС - покажет будущее. Так, "Газпром" не хочет приобретать акции немецких энергетических компаний, поскольку опасается разгромных планов ЕС. Но существует достаточно других путей к расширению власти. Так, ЕС должен внимательно следить за действиями Москвы в Центральной Азии. Поскольку там скоро состоится решающая битва за то, сможет ли Россия окончательно заполучить Европу в свои крепкие тиски.

Энергетическая политика все больше означает для Москвы политику диктата.

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru