Архив
Поиск
Press digest
21 сентября 2020 г.
26 декабря 2011 г.

Юлия Йоффе | Foreign Policy

Их больше не одурачишь

Собираясь на митинг "За честные выборы" 24 декабря в Москве, обозреватель Foreign Policy Юлия Йоффе размышляла о том, сколько придет народу: меньше, чем на Болотную площадь 10-го? Или больше, если учесть, что в прошлый раз митингующих не разгоняли? И даже если придет больше народу, что это будет означать? В итоге и полиция, и журналисты, и организаторы митинга заключили, что 24-го людей собралось больше, чем 10-го, перевес исчислялся тысячами. По разным оценкам, пришло от 30 тыс. до 120 тыс. человек.

Состав митингующих тоже изменился, пишет Йоффе. "Если Болотная была полна молодежью и "белыми воротничками" (в России их зовут "офисный планктон"), то в минувшую субботу на демонстрацию вышла более пестрая публика", - говорится в статье. Йоффе перечисляет: анархисты, борцы за права геев, молодые коммунисты-радикалы, старики-коммунисты, хипстеры с форума Leprozorium.ru ("знаменитого тем, что там культивируются одни из самых прилипчивых мемов рунета") и "третий по богатству россиянин, новоиспеченный кандидат в президенты от оппозиции" Михаил Прохоров.

"Все эти островки окружало море бабушек и людей средних лет, людей зажиточных и людей со скромными доходами, а также, разумеется, офисного планктона", - пишет Йоффе. Чтобы не замерзнуть, люди пили виски и чай и прыгали на месте. "Как и на Болотной, речи со сцены имели чуть ли не второстепенное значение, хотя и четко слышались из усилителей. Люди пришли не ради ораторов (кстати, некоторых, например, экс-министра финансов Кудрина, освистывали); люди разговаривали о политике между собой, периодически прерываясь, чтобы подхватить лозунг, произнесенный со сцены", - повествует автор.

Несмотря на рост численности, настроения по сравнению с Болотной площадью переменились, считает автор: "исчезли эйфория, энтузиазм, негодование", их заместили спокойствие и молчаливость. На Болотной люди испытывали что-то вроде восторга, обнаружив, что на свете есть другие недовольные. Теперь же изумление переродилось в более прочное убеждение в своих гражданских правах, полагает Йоффе. Оппозиция освоила методы организации митингов. "Вопреки почти всеобщим ожиданиям, что эта аморфная и пестрая компания расколется и сама себя погубит междоусобицами, неоднородное движение удивило всех и даже себя, своей растущей искушенностью в жизни", - говорится в статье.

Одна из причин в том, что движение ощутило вкус успеха: за две недели после Болотной правительство перешло от паники к мерам, которые, на взгляд Йоффе, "начинают походить на реальные уступки и, что еще поразительнее, подлинные перемены". Путин заявил, что выборы губернаторов, возможно, будут возрождены, хотя и в иной форме: будет действовать некий "президентский фильтр". Медведев изложил планы политических реформ, включающие прямые выборы губернаторов ("это был бы первый шаг к борьбе с глухотой, негибкостью и неэффективностью путинской вертикали власти", - считает автор). В субботу спикер Госдумы Нарышкин заметил в телеэфире, что "президентский фильтр", возможно, не понадобится.

Даже риторика властей начала отходить от намеков на провокации США и сравнения ленточек с презервативами. "24 декабря руководители "Единой России" в своих заявлениях старались не оскорблять демонстрантов, предпочитая сосредотачиваться на их лидерах, а также намекнули, что люди вышли на улицы, возможно, все же не ради денег Госдепа, а ввиду справедливого недовольства", - говорится в статье.

Но многое, самое главное, останется неизменным, подчеркивает Йоффе: результаты парламентских выборов не аннулируют, Чуров не собирается уходить в отставку ("он - друг детства Путина", - поясняет автор), а "4 марта, если только все не пойдет вразнос, Путин победит на президентских выборах". "Он останется тем же самым Путиным - глубоко консервативным, не терпящим перемен, практикующим ручное управление; система останется глубоко коррумпированной, ни на что не реагирующей и слабой", - говорится в статье.

Впрочем, остается еще три месяца, и сохраняется вероятность, что ситуация выльется в насилие и "закручивание гаек".

Но если люди, которые в декабре выходят на улицы, не впадут в спячку 5 марта, когда победа Путина развеет их робкие надежды, то с 2012 года путинская система станет принципиально иной, полагает автор. Ей придется иметь дело с новым электоратом, который все труднее одурачить. "Поэтому системе придется воспринимать тревоги электората всерьез и вести с ним реальный диалог", - прогнозирует Йоффе.

Если же новый протестный электорат на опыте научится воспринимать мелкие уступки как крупные успехи, то, возможно, политическая система и политическая жизнь наконец-то станут отчасти "нормальными". А для россиян термин "нормальный" - это крайне субъективный золотой стандарт, отмечает автор. 25-летний демонстрант Алексей заметил, что в России слово "политика" всегда имело негативную коннотацию, поскольку люди знают, что к политике их не подпустят. "Мы хотим дать этому слову другую коннотацию, чтобы приличный человек мог произносить его не краснея".

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru