Архив
Поиск
Press digest
24 сентября 2020 г.
26 декабря 2011 г.

Эллен Барри | The New York Times

Россию удивляют демонстранты из категории "офисный планктон" - молодые люди с крепкими социальными связями

В минувшую пятницу Денис Терехов собрал своих сотрудников - трудоголиков в возрасте от 20 до 30 лет, которых иногда называют "офисным планктоном", на внеочередное совещание, повествует The New York Times. Он велел им соблюдать осторожность, если они отправятся на антиправительственным митинг в субботу, и в случае неприятностей звонить прямо ему, пишет журналистка Эллен Барри.

"С начала месяца в России происходит нечто загадочное, и офисный планктон находится в самой гуще. Критическая масса молодых россиян решила, что властна изменить ход политических событий. Они организовались вне каналов политического "мейнстрима", и их действия застали руководство страны врасплох, как уже было в этом году в Израиле, Индии, Испании и США", - говорится в статье. В России многие представители городского среднего класса - искушенные интернет-пользователи типа сотрудников Терехова - внезапно сочли, что политическая система, которую они долго терпели, невыносима.

"Нас много в стране. Это люди, которые чувствуют, что что-то делается неправильно. У них есть ощущение, что их обманули. Они никому не доверяют и хотят уехать за границу. Когда эти люди услышали призыв выйти на улицы, произошел слом", - говорит 35-летняя Юлия Фотченко, аккаунт-директор.

Перемены с начала декабря в одном отдельно взятом офисе - компании Social Networks Agency, которая занимается интернет-маркетингом и коммуникациями, - иллюстрируют, как настроения людей вылились в самый серьезный вызов Кремлю после прихода Путина к власти, считает газета. Сотрудники компании пользуются Twitter и Facebook, любят тусоваться в модных местах, и большинству из них плевать, кто сидит в Кремле, поведал 40-летний IT-директор Дмитрий Питиримов.

"Но наступили времена, когда даже самые аполитичные москвичи наткнулись на жесткие барьеры, возведенные правительством Путина", - пишет автор. Толчком к переменам в настроениях в Social Networks Agency стала ошибка полиции: менеджера Михаила Казакова арестовали 5 декабря, когда он случайно оказался в толпе демонстрантов, выйдя из Red Espresso Bar со стаканом кофе.

27-летний Казаков 8 лет назад поклялся не голосовать, так как российская политическая жизнь вызывает у него омерзение. К идеям оппозиции он относится столь же скептически, отмечает газета.

"Казаков попытался разъяснить полицейским, что он просто прохожий, но те велели ему поставить кофе на тротуар и затолкали его в автобус. Ему предъявили обвинения в активном сопротивлении представителям власти", - говорится в статье.

На следующий день этот арест обсуждался всем офисом. Еще один сотрудник тоже был задержан, но этому не удивлялись - он политический активист со стажем.

"Возникло легкое ощущение отчаяния, так как Мишу арестовали ни за что. Было чувство, что никто из нас не защищен", - заметила 23-летняя Ирина Лукьянович, редактор.

Терехов нанял Казакову адвоката на деньги компании, а также написал статью в газету, где представился как бизнесмен-налогоплательщик, органичный союзник системы. Он написал, что его устраивает нынешний экономический курс и что для типичного предпринимателя "Единая Россия" лучше, чем КПРФ. "Но, пожалуйста, не могли бы вы взамен проявить немножко уважения ко мне, к моим сотрудникам и к здравому смыслу?" - спросил он у властей.

Доселе сотрудники компании Терехова занимали нейтральную политическую позицию. По словам Питиримова, лишь один из 80 сотрудников признался, что голосовал за "Единую Россию". И лишь один регулярно участвовал в антикремлевских демонстрациях.

"За декабрь ситуация изменилась с поразительной быстротой", - отмечает газета. На следующий день после ареста Казакова Лукьянович сознательно понаблюдала за другой акцией против нарушений на выборах - впервые в жизни приблизилась к демонстрантам. "Я осознала, что все не так страшно, как мне казалось, и, вероятно, именно тогда решила пойти на следующий митинг", - говорит она.

Спустя 4 дня на митинг сходили 20-25 сотрудников Терехова. Казаков, чей арест возмутил коллег, продолжает относиться к движению скептически. Однако "понимая, что это событие общенационального масштаба", он заказал столик в ресторане вблизи Болотной площади, чтобы наблюдать за толпой.

"Знаковая перемена уже произошла: российское оппозиционное движение стало делом молодежи", - пишет автор. Оргсобрания теперь проводятся в модных московских местах типа "Красного Октября". "В городе, помешанном на моде, стало модно протестовать", - замечает Эллен Барри.

32-летний Терехов, в прошлом недолго занимавшийся политикой в рядах оппозиции, встревожен. Его сотрудники не понимают, что "революция - не игра", поясняет он. На митингах они "рискуют, не вполне сознавая, какой риск существует".

В пятницу Терехов велел сотрудникам не сопротивляться омоновцам, а в случае разгона митинга "бежать в ближайший двор". Он не советовал им ни ходить на митинги, ни оставаться дома: "Такое решение каждый должен принимать сам. Я им не отец - только работодатель".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru