Архив
Поиск
Press digest
17 июня 2019 г.
26 мая 2005 г.

Ким Мерфи | Los Angeles Times

Суд поверг всех в сон

Его называли российским судом века, и если он будет продолжаться такими же темпами, то может длиться очень долго

16 мая судьи начали оглашение приговора по делу бизнесмена-миллиардера Михаила Ходорковского, суд над которым по обвинениям в мошенничестве и неуплате налогов стал барометром российской приверженности частному бизнесу и политическим свободам.

С тех пор судьи так и читают.

Редко когда процесс, который находится под таким пристальным вниманием и который имеет такую политическую подоплеку, оказывался таким скучным. Учитывая, что еще осталось дочитать - слово за словом - 1200 страниц свидетельств и показаний, движение к финалу - проведет ли Ходорковский следующие 10 лет в тюрьме или его просто хлопнут по запястью - стало упражнением в стойкости.

Толпа, которая собиралась к началу чтений, сократилась. Пока три судьи страница за страницей поспешно, но монотонно зачитывали обвинительные показания и юридические выводы, адвокаты и присутствующие в зале суда боролись со сном.

Ходорковский, бывший глава компании ЮКОС, читал книгу, рисовал непонятные знаки и делал зарисовки в блокноте. Его партнер Платон Лебедев отдал предпочтение кроссвордам. В понедельник ведущий адвокат Генрих Падва несколько раз впадал в дремоту, а также играл в "морской бой" на листике бумаги с другим адвокатом, Игорем Матвеевым. Их шепот - "Попал!" и "Потопил" - был слышен на фоне жужжания судей.

"Я могу сказать вам, что сидеть там ужасно скучно, - заявил после заседания в среду канадский адвокат Ходорковского Роберт Амстердам. - Сегодня они запинались, пропускали страницы, и пока продолжалось это роботизированное чтение, казалось, они потеряли нить мысли".

"Атмосфера в суде царит такая сюрреалистичная, такая шокирующее похоронная, что это все равно что смотреть, как человека хоронят заживо, - сказал Амстердам. - Особенно когда знаешь, что это и есть действительное намерение - похоронить его, добиться решения, которое будет таким увесистым и тяжелым, что из-за одной его увесистости и детальности люди будут полагать, что оно правильное".

Сия примечательная скука - отнюдь не явление последних дней.

В первые месяцы процесса, который длится почти год и в котором Ходорковского и Лебедева обвиняют в том, что они мошенническим способом завладели государственной компанией по производству химикатов и утаили миллиарды долларов от налоговых властей, обвинение зачитало 393 тома свидетельств, иногда по несколько раз ссылаясь на одни и те же документы, чтобы доказать, что они были найдены в нескольких местах.

Как рассказывал еще 9 сентября Игорь Малахов, который на суде представлял несколько западных новостных агентств, первыми начали засыпать охранники. Затем монотонный шепот свидетеля и прокурора погрузил в сон нескольких журналистов... Даже судья начала ожесточенно потирать шею, пытаясь разбудить кровеносные сосуды и заставить их доставить кровь к засыпающему мозгу.

В России принято зачитывать вердикты, в которых суммируются доказательства, полностью. Однако таких длительных процессов, с таким количеством свидетельств, почти не было, отмечают адвокаты.

"Я могу сказать, что это оглашение приговора беспрецедентно - самое длинное за мою практику, - заметил Падва, глава группы защиты. - Я полагаю, что судьи составили приговор так, чтобы за многочисленными словами и псевдооправданиями можно было скрыть его суть".

Что касается вероятного исхода, то, по словам Джона Паппалардо, бывшего американского адвоката из Массачусетса, который тоже входит в группу защиты: вокруг приговора не было никакой тайны "даже до того, как было зачитано первое слово. Приговор будет обвинительным, и срок будет существенным".

В среду Лебедев передал одному из своих адвокатов письменное заявление, в котором, в числе прочего, говорилось, что все действия коррумпированных правительственных чиновников были направлены на конфискацию собственности у законных владельцев.

По словам российских политологов, им все чаще кажется, что этот процесс является попыткой уничтожить какое бы то ни было политическое будущее для Ходорковского, который до фактического уничтожения налоговыми властями его нефтяной компании использовал свое состояние, некогда крупнейшее частное в России, для финансирования оппозиционных партий и создания структур гражданского общества.

"Правда в том, что Ходорковский будет оставаться в тюрьме, пока Путин остается в Кремле", - говорит Андрей Пионтковский, директор Центра стратегических исследований в Москве.

У зала суда шоу кажется таким же срежиссированным. Сотни сторонников Ходорковского, которые проводили демонстрацию в первый день оглашения, на второй день обнаружили, что улица забаррикадирована металлодетекторами. Пройти через них удалось только нескольким десяткам престарелых протестующих, обвиняющих нефтяного магната в присвоении национального благосостояния.

Юристы говорят, что дело может закончиться к началу следующей недели. Однако в этом никто не уверен, и часть иностранных адвокатов ненадолго возвратились к своей практике.

Амстердам остался.

"Обычно в конце процесса чувствуешь, что твои аргументы были выслушаны, - поделился он. - В моей жизни это единственный случай, когда работа защиты вообще не учитывалась. Никто и ничего не слушал. Никто не потрудился остановиться, чтобы взвесить какое-то свидетельство или объяснить, почему оно важно, а другое нет, почему свидетелю можно доверять. Так что в данный момент мы можем сделать для наших очень немногое, однако мы останемся там из солидарности с ними".

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru