Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
27 апреля 2005 г.

Редакция | The Jerusalem Post

Императив Путина

Прибытие в Израиль президента России Владимира Путина - это тот случай, когда оправдано журналистское клише о том, что самое важное в визите - это сам его факт.

Ни один из его предшественников - ни цари, ни советские автократы - ни разу не сочли нужным посетить эту страну - вне зависимости от их религиозных и/или политических воззрений. Само по себе решение Путина не пренебрегать этим столь удаленным пунктом назначения в своем турне в ближневосточный регион можно только приветствовать как обнадеживающий знак и свидетельство того, что ломается традиционная модель российской международной политики.

Тем не менее возникает вопрос о мотивах Путина. Почему он решил отклониться от сложившейся в Кремле нормы? В мире реалистической политики - мастерское владение которой демонстрирует Путин - трудно поверить, что эта перемена курса возникла только из желания проявить благородство и исправить историческую несправедливость.

Путин может многое выиграть, проведя 36 часов среди нас и разыграв беспрецедентную драму возвращения России в регион. В первую очередь, он выиграет в сфере отношений с общественностью. В настоящее время у Путина налицо проблемы с имиджем, достаточно серьезные, чтобы нанести реальный вред ему и его правительству. Возможно, дело в том, что, как и другие значительные фигуры в Восточной Европе, он полагает, что подобие прочных связей с Иерусалимом может улучшить его позиции в Вашингтоне.

Его внушительная свита неоценима для создания впечатления дружеского жеста "от одного народа к другому". Отсюда его постоянное подчеркивание тесных контактов с обширным русскоговорящим населением Израиля (20% граждан страны), встреча с ветеранами войны и молитва в церкви Марии Магдалины в Гефсиманском саду (принадлежащей, что примечательно, Русской зарубежной церкви в Нью-Йорке).

Когда-то Русская православная церковь организовала культурно-историческое паломничество в Святую землю, с тех пор у Русской церкви осталось здесь много недвижимости. Путин лично, несмотря на свою роль в КГБ в зрелом возрасте, в детстве настоял на том, чтобы его окрестили. Если он этого захочет, то не будет такой уж большой натяжкой предположить, что он своим визитом вносит вклад в возрождение традиции паломничества.

Но перед ним стоят и более насущные проблемы. Его кампания против новых олигархов российской экономики - многие из которых евреи по национальности - снискала ему плохую славу в зарубежной прессе. Его приверженность подлинной демократии под вопросом, хуже того, его упрекают в антисемитизме.

Визит в страну, где в настоящее время проживают некоторые из этих самых "быстро разбогатевших" подозреваемых, может несколько реабилитировать его в глазах мировой общественности.

То же самое можно ожидать и от фотографий рядом с лидерами Израиля, учитывая, как последние обеспокоены в связи с возобновленной Россией торговлей оружием на Ближнем Востоке.

Ширма дружеских рукопожатий может помочь приглушить критические и тревожные голоса на Западе относительно возродившихся амбиций России, претендующей на роль сверхдержавы.

Путин пытается убедить Израиль, что нет ничего опасного в продаже Сирии ракет класса воздух-воздух СА-12, предназначенных "исключительно для целей обороны" (чтобы помешать израильским самолетам летать над резиденцией сирийского президента).

Он утверждает, что уверен, что Сирия не допустит, чтобы эти ракеты попали в руки террористических групп, поддерживаемых правительством страны (в особенности организации "Хезболлах").

Как бы нам этого ни хотелось, мы не можем принять ничего из вышесказанного. Все, чем обладает Сирия, может оказаться в распоряжении "Хезболлах".

Никогда нельзя быть уверенным в том, где в конечном счете окажется проданное в результате сомнительной сделки оружие. Америка вооружила шаха Ирана до зубов, считая его надежным союзником, но после его свержения оружие унаследовали аятоллы.

Даже если Сирия не передаст эти приобретенные ракеты своим подопечным террористам (на что нельзя рассчитывать, учитывая их послужной список), Путин не может не понимать, что различие между оборонительным и наступательным оружием абсолютно искусственное. Его ракеты уменьшат возможности Израильского воздушного флота совершать полеты на бреющей высоте над стратегическими объектами Сирии, тем самым ограничив свободу их действий.

Так мы подходим к самой тревожной из авантюр Путина - его продолжающимся поставкам ядерных технологий, ноу-хау и технического персонала в Иран в то время, когда Америка отчаянно пытается мобилизовать мировую общественность на борьбу с нависшей ядерной угрозой из-за наличия ядерного оружия в руках исламских религиозных фанатиков. Делать вид, что деятельность России в Иране безобидна и все держится под контролем, - это лицемерие.

Израиль имеет полное право ожидать солидарности от России, которая сама страдает от жестокостей исламского терроризма. Более того, большая часть остального мира полностью разделяет беспокойство Израиля в связи с ядерным Тегераном. Если Путин действительно хочет улучшить свое международное положение, то в первую очередь он должен изменить свою позицию по этому вопросу, и как можно быстрее.

Источник: The Jerusalem Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru