Архив
Поиск
Press digest
17 мая 2019 г.
27 февраля 2008 г.

Редакция | The New York Times

Россия Владимира Путина

Восемь лет президентства Владимира Путина в точности отразили период, когда он сложился как личность на службе в советской тайной полиции. Президентский срок Путина истекает нынешней весной, но Путин почти наверняка станет премьер-министром. Если верить нашим опасениям, это значит, что мало что изменится. Следующему президенту США придется иметь дело с Россией, которая не только располагает ядерным оружием, но и будет становиться все более богатой и авторитарной.

Путин не пытался восстановить обанкротившийся экономический строй коммунистического режима или снова открыть сталинский "архипелаг ГУЛАГ". Он использовал всю мощь Кремля, чтобы задушить серьезную политическую оппозицию, фактически воссоздав однопартийное государство. Таков был печальный лейтмотив опубликованной на этой неделе статьи нашего коллеги Клиффорда Дж. Леви, который рассказал о декабрьских парламентских выборах в Нижнем Новгороде - городе, который когда-то ассоциировался с самыми радужными надеждами России на демократическое обновление.

Именно там престарелый Андрей Сахаров возвысил голос после ссылки, чтобы начать свою финальную кампанию, состоявшую в том, чтобы говорить правду владыкам и призывать власть имущих наконец-то сказать правду русскому народу. Именно там Борис Немцов, один из самых многообещающих лидеров в новом поколении российских реформаторов, попытался создать новую модель демократического управления.

Нынче в Нижнем Новгороде все иначе. Союзники Путина применили угрозы физической расправы и другие тактические приемы - леденящие кровь своими ассоциациями с советским временем - чтобы подавить соперников. Цеховой мастер предупреждал рабочих, что если они не проголосуют за партию Путина, то рискуют подвергнуться наказанию. Учителя говорили детям, что если те не уговорят родителей проголосовать за кого надо, это скажется на их оценках.

Партия Путина одержала бы победу и без этой тактики. Цель состояла в том, чтобы создать атмосферу постоянного запугивания политиков. Как это похоже на кредо, усвоенное Путиным в старые времена службы в КГБ!

Президент Буш, а вскоре и его преемник будут вынуждены налаживать отношения с авторитарной Россией, которая существует в реальности, а не с демократической Россией, которая, как надеялись американские администрации в недавний период, пустит корни после краха коммунистического режима. Им придется прагматично иметь дело с реалиями российской власти, как когда-то делали администрации Буша и Джорджа Х.У. Буша, стремиться к сотрудничеству, насколько это возможно, по таким вопросам, как Иран, Косово и контроль над вооружениями.

Кроме того, как при администрациях Картера и Рейгана, Америке придется выступать в защиту гонимых российских демократов, журналистов и других притесняемых меньшинств: служить усилителем для их голосов и привлекать внимание международного сообщества к подлинным опасностям, которые им угрожают. Если мы скатимся назад, к риторике и инстинктам холодной войны, это никому не поможет. Но столь же неэффективно прикидываться, будто Путин и его союзники - это люди доброй воли, которые намерены строить демократию.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru