Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
27 февраля 2008 г.

Пол Белиэн | The Washington Times

Для Европы пробил час выбора

Европа задается дотоле табуированным вопросом: "А что если Россия окажется более подходящим союзником, чем Америка, в деле спасения Европы от франко-германского господства, дружественно настроенного к исламу?"

На протяжении двух последних столетий три крупные европейские континентальные страны пытались навязать свою волю остальному континенту - да, собственно, и всей планете. В начале XIX века так вела себя Франция, в первой половине XX века - Германия, а затем - Россия. Франция потерпела поражение в 1815 году, Германия - дважды, в 1918 и 1945, а Россия в 1989. Великобритания дала отпор всем этим попыткам крупных европейских стран добиться гегемонии в Европе и мире. В 1815 году Америка была слишком молода, чтобы вмешиваться в европейские войны, но с 1917 года и по сей день она ввязывается в европейские дела. Готовность Великобритании, а затем и Америки, противостоять задирам из континентальной Европы сделала Лондон, а позднее и Вашингтон естественными союзниками небольших европейских стран, которые опасаются своих крупных соседей.

Во второй половине XX века и Франция, и Германия самостоятельно осознали, что их значение на европейском и глобальном уровне будет падать. Это заставило их стать движущими силами так называемого "процесса объединения Европы". Многие - особенно в Великобритании, но также в странах поменьше, типа Дании и Нидерландов - считают Европейский союз попыткой Франции и Германии совместно занять господствующие позиции в Европе.

Такие восточноевропейские государства, как страны Балтии и Польша, боятся, что в один прекрасный день франко-германская ось расширится за счет привлечения России. Этот страх был почти осязаем три года назад, когда столицы, расположенные между Берлином и Москвой, с подозрением наблюдали за дружбой тогдашнего канцлера Германии Герхарда Шредера с российским лидером Владимиром Путиным.

После краха коммунистического режима и распада советской империи в 1989 году все малые и средние по величине страны бывшего советского блока устремились в Брюссель и подали заявки на прием в франко-германский ЕС. Как бы парадоксально это ни звучало, восточные европейцы надеялись, что Париж и Берлин защитят их от Москвы. Однако, когда Берлин и Москва начали планировать прокладку газопровода по дну Балтийского моря, который напрямую свяжет Германию с сибирскими газовыми месторождениями, Варшава остро почувствовала, что ее предали, так что польско-германские отношения стремительно испортились; зазвучали обвинения в том, что Берлин и Москва возрождают пакт Гитлера и Сталина, который повлек за собой немецкое и российское вторжение в Польшу 1939 года.

В прошлом году, когда Николя Саркози стал президентом Франции, чуть ли не в первую очередь он дал понять России, что Франция стремится к более тесному сотрудничеству. Это тоже послужило тревожным звоночком для всего континента. Все малые и средние государства Европы (за исключением Бельгии, которая по-собачьи преданна Франции с Германией) осознают, что главной угрозой их независимости является франко-германско-российская ось. Если Париж, Берлин и Москва однажды решат объединить свои силы, остальная Европа будет вынуждена плясать под их дудку.

У Америки сложилось впечатление, что "Европа" выступала против войны в Ираке. Однако, когда в 2003 году президент Буш бросил войска на Багдад, многие средние и малые европейские страны присоединились к американской коалиции "тех, кто готов участвовать". В военном плане их значение мизерно, но неверно утверждать, будто Европа дистанцировалась от военной кампании Вашингтона. Да, Франция и Германией, а также их верная собачонка Бельгия дистанцировались, но многие страны охотно продемонстрировали свою дружбу с Вашингтоном и приверженность его позиции. Они правомерно считают Соединенные Штаты, как и Великобританию, естественным союзником малых стран Европы.

Некоторые консервативные лидеры европейских стран - истинные друзья Америки - настороженно относились к перспективе участия в войне в Ираке, но их уговорили присоединиться, так как это был уникальный шанс продемонстрировать, что Берлин и Париж им не указ.

Вплоть до последнего года нельзя было исключить вероятность франко-германско-российского альянса, но сегодня в Европе происходит масштабный пересмотр коалиций. Многие европейские консерваторы недовольны тем, что Вашингтон, Лондон, Париж и Берлин незамедлительно признали одностороннее провозглашение независимости Косово от Сербии. Лидеры косоваров - это албанцы-мусульмане, в 1990-е годы имевшие прямые связи с "Аль-Каидой".

Яростное сопротивление России идее независимости Косово, объясняющееся крепкими связями Москвы с Сербией, внезапно рассорило Россию не только с Вашингтоном и Лондоном, но также с Парижем и Берлином. Поскольку из-за Косово Россия унижена, маловероятно, что франко-германо-российский альянс вскоре вступит в игру. Это хорошая новость для небольших восточноевропейских государств, хотя их тревожит угроза России, что теперь и она будет склонна поддерживать односторонние волеизъявления этнических меньшинств региона.

Однако в то же самое время проамериканские европейские консерваторы, которые поддерживали объявленную Бушем "войну с террором", а ныне защищают территориальную целостность суверенных государств от попыток ЕС ее ограничить, задают себе дотоле табуированный вопрос: "А что если Россия окажется более подходящим союзником, чем Америка, в деле спасения Европы от франко-германского господства, дружественно настроенного к исламу?"

Пол Белиэн - редактор Brussels Journal, научный сотрудник Hudson Institute

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru