Архив
Поиск
Press digest
3 декабря 2020 г.
27 февраля 2017 г.

Эван Оснос, Дэвид Ремник и Джошуа Яффа | The New Yorker

Трамп, Путин и новая холодная война

Для многих чиновников из органов национальной безопасности США взломы электронной переписки были частью более масштабной и глубоко тревожной картины, свидетельствующей о желании Путина подорвать западные союзы, формировавшие мир после Второй мировой войны, пишут Эван Оснос, Дэвид Ремник и Джошуа Яффа в американском журнале The New Yorker.

1. Легкая добыча

"12 апреля 1982 года Юрий Андропов, глава КГБ, приказал сотрудникам внешней разведки проводить "активные мероприятия", направленные против кампании по переизбранию президента Рональда Рейгана, - говорится в статье. - В отличие от классического шпионажа, который подразумевает сбор секретной иностранной информации, активные мероприятия нацелены на влияние на события - подрыв конкурирующей державы посредством фальшивок, оппозиционных групп и других бесчисленных технологий, отработанных во время "холодной войны".

"Всем, кто заинтересован в активных мерах, цифровая эпоха дала куда более привлекательные возможности, чем что бы то ни было доступное в эру Андропова, - говорится в статье. - Национальные комитеты Демократической и Республиканской партий предоставили, по выражению экспертов по кибербезопасности, "большое пространство для атак". Как отмечает издание, "хотя эти структуры и участвовали в политике на высочайшем уровне, тем не менее, были не защищены средствами защиты, предоставляемыми уязвимым правительственным учреждениям".

Да и сам политический ландшафт США, по словам авторов статьи, "также стал особенно легкой добычей" для дезинформации, "нацеленной на дискредитацию официальной версии событий или самого понятия непререкаемой истины". "Согласно данным Pew Research Center, идеологическое размежевание американцев достигло пика за последние двадцать лет".

"Свободные общества часто расколоты, так как у всех людей - свои взгляды, и именно этим и пытались воспользоваться раньше советские спецслужбы и продолжают пользоваться российские органы", - сказал в беседе с изданием Олег Калугин, бывший генерал КГБ, который живет в США с 1995 года. По словам Калугина, "их цель - углубить раскол". "Такая стратегия, - комментируют авторы, - особенно ценна, когда такая страна, как Россия, которая значительно слабее, чем была в расцвет советского режима, инициирует геополитическую борьбу с более сильным субъектом".

Как напоминает журнал, в начале января, за две недели до инаугурации Дональда Трампа, Джеймс Клеппер, глава национальной разведки США, "обнародовал рассекреченный доклад, пришедший к выводу, что Путин заказал кампанию по влиянию, чтобы снизить шансы Клинтон на избрание, усилить Дональда Трампа и "подорвать общественную веру в американский демократический процесс". Выступая перед Сенатом, Клеппер рассказал, что российская операция "включала взлом переписки членов Демократической партии, обнародование украденного контента через WikiLeaks и манипуляцию социальными сетями для распространения фейковых новостей и лозунгов в поддержку Трампа".

2. Холодная война 2.0

"Что удивительно, - пишут авторы, - администрация Обамы узнала об операции по взлому только в начале лета - спустя девять месяцев после того, как ФБР связалось с Национальным комитетом Демократической партии по поводу вторжения - и затем не захотела действовать слишком жестко, боясь показаться предвзятой". Эта осторожность вызвала горечь в кругу Клинтон, рассказывает издание. "Я считаю, что мы не имеем права винить в исходе выборов кого бы то ни было, - прокомментировал неназванный высокопоставленный советник Клинтон, - но меня озадачивает, сбивает с толку, и я не могу объяснить тот факт, что Белый дом не поднял тревогу высшей степени".

"Для многих чиновников из органов национальной безопасности, - говорится в статье, - взломы электронной переписки были частью более масштабной и глубоко тревожной картины, свидетельствующей о желании Путина нанести вред вере Америки в себя и подорвать западные союзы - экономического, финансового и военного плана - формировавшие мир после Второй мировой войны".

"На протяжении почти двадцати лет американо-российские отношения варьировались от натянутых до плачевных, - пишут авторы. - Хотя две страны приходили к соглашениям по разным вопросам, включая торговлю и контроль над вооружениями, общая картина удручающая. Многие американские и российские политологи не колеблясь используют фразу "вторая холодная война".

"Уровень напряженности, - пишет издание, - обеспокоил экспертов с обеих сторон". "Мы имеем ситуацию, в которой сильный лидер сравнительно слабого государства противостоит слабым лидерам сравнительно сильных государств, - сказал в беседе с журналом генерал сэр Ричард Ширрев, бывший заместитель главнокомандующего союзных сил НАТО. - И сильный лидер - это Путин".

Как заявил изданию Роберт Гейтс, бывший министр обороны при Джордже Буше-младшем и Бараке Обаме, "перед новой администрацией [США] стоит большой вызов - остановить резкое ухудшение в отношениях США и России, в то же время давая отпор агрессии и жестокому поведению Путина". "Дилемма в том, как это сделать, не дав Путину одержать масштабную победу?" - задался вопросом Гейтс.

3. Мир Путина

"Негодование Путина по отношению к Западу, - повествует издание, - и вытекающее отсюда стремление установить антизападный консервативный порядок укоренены в его личном опыте упадка и коллапса не коммунистической идеологии, которая никогда не была главной заботой его поколения, а, скорее, российской власти и гордости". "Служа в одной из самых серых советских стран-сателлитов (ГДР. - Прим. ред.), Путин совсем не приобщился к чувству пробуждения и возможностей, что сопровождало перестройку, а испытал лишь растущее самоустранение государства", - говорится в статье. Когда была разрушена Берлинская стена в ноябре 1989 года, он находился в подвале советского дипломатического представительства в Дрездене, сжигая секретные документы. В то время как толпы немцев угрожали ворваться в здание, офицеры позвонили в Москву, прося о помощи, но, по словам Путина, "Москва молчала". Как добавляют авторы, "Путин вернулся в Россию, где оставалось сильным ощущение постимперского упадка".

"В первые годы у власти, - говорится в статье, - Путин был относительно предупредителен с Западом. Он был первым иностранным лидером, позвонившим Джорджу Бушу-младшему после разрушения башен Всемирного торгового центра". Путин "даже задумывался о российском членстве в НАТО". "Американское вторжение в Ирак, противником которого был Путин, стало поворотным моментом в его мышлении, - отмечает издание. - Буш немного продвинулся по двустороннему сотрудничеству с Россией, как, например, сворачивание гонки атомных вооружений, но в 2007 году Путин начал испытывать глубокое разочарование и стал чувствовать, что Запад относится к России как к "вассалу".

"Для Путина, - поясняют авторы, - это была история обманутых надежд и ощущения отверженности: он уверился в том, что, как бы примирительно он себя ни вел, западные державы и, прежде всего, США имеют врожденную несклонность к тому, чтобы относиться к России как к полноценному партнеру и уважаемому члену международного порядка".

"Также Путин рассматривал митинги против Кремля и за демократию в Москве, начавшиеся в 2011 году, как подготовку к мятежу, которую нужно подавить, - пишет журнал. - Вместе со свержением режимов за рубежом эти протесты укрепили его недовольство Западом".

Как отмечают авторы, "сейчас оппозиция в России была эффективно оттеснена на задний план", а "современное российское телевидение не только послушно, но и прославляет" власть. Однако российские телеканалы "мало напоминают тоскливые советские передачи с их выхолощенным языком и потрепанными продюсерскими критериями". Пропагандисты Путина, говорится в статье, "скопировали иностранные форматы". "Россияне до сих пор могут найти независимую информацию в Facebook и на различных сайтах", но "даже в эпоху интернета более 80% населения узнают о новостях по телевизору". "Манипуляция освещением событий на телевидении - ключевой фактор в необычайно высоких рейтингах популярности Путина", - утверждает журнал.

"В феврале 2014 года, несколько часов спустя после того, как украинский президент Виктор Янукович, ослабленный многомесячными протестами, сбежал из Киева, Путин принял решение о вторжении в Крым, - пишут авторы. - Таким образом Путин дал понять громко и грубо, что он больше не будет мириться с мировым порядком во главе с Западом".

"Также Путин и члены его близкого круга увидели в гражданской войне в Сирии возможность остановить тенденцию, начавшуюся вторжением в Иран и продолжившуюся падением диктаторов в Египте и Ливии", - добавляет издание.

4. Гибридная война

"Путин редко пользуется компьютером, но он ввел свою страну в цифровую эру", - говорится в статье. Как пишут авторы, "за прошедшее десятилетие хакерские атаки стали существенным компонентом российских усилий по оказанию влияния на соседей".

"Формировалась новая доктрина, - повествует журнал, - согласно которой Россия пыталась изучать предосудительные инструменты Запада - как она их понимала, - чтобы оказывать им противодействие внутри страны и применять за рубежом". О том, как это могло выглядеть, можно было судить, в частности, по статье Валерия Герасимова, начальника Генерального штаба ВС России, вышедшей в феврале 2013 года на страницах "Военно-промышленного курьера". Статья была озаглавлена "Ценность науки предвидения" и "идентифицировала западную стратегию, подталкивая к применению ее методов, включающих военную, технологическую, медийную, политическую и разведывательную тактики по дестабилизации противника минимальной ценой". "Эта стратегия, которая получила известность как "гибридная война", была смесью методов, которые государства использовали давным-давно, но текст стал легендарным и сейчас известен в международных кругах как "доктрина Герасимова", - пишет издание.

"Советы Герасимова стали пророческими годом позже, - пишут авторы, - когда Россия аннексировала Крым посредством быстрой операции, которая застала врасплох офицеров США и нарушала международное законодательство". Как поясняет журнал, "российская пропаганда подогрела пророссийские чувства в населении, которое уже было воинственно настроено по отношению к украинским лидерам в Киеве и имело глубокие исторические связи с Россией".

"Советник Обамы Бенджамин Родс сказал, что агрессивность России усилилась, начиная с момента первых протестов на Майдане в Киеве", - отмечает издание. Так, осенью 2014 года хакерская группировка, известная под именем The Dukes, вторглась в незасекреченную компьютерную систему Госдепартамента США. Как отмечают авторы, в кругах спецслужб считалось, что действия группировки "направлялись из России".

"К марту 2016 года в наличии угрозы не было сомнений, - говорится в статье. - Эксперты по кибербезопасности зафиксировали вторую группировку русских хакеров, известную под именем Fancy Bear, которая использовала фишинговые сообщения, чтобы взломать аккаунты, принадлежавшие Джону Подесте (председателю предвыборной кампании Хиллари Клинтон. - Прим. ред.) и другим чиновникам из Демократической партии".

"Пока чиновники в администрации Обамы думали, как ответить на хакерские атаки, они осознали, что поток фейковых новостей о Хиллари Клинтон происходил из России и распространялся в социальных сетях - и это было еще более опасным явлением", - пишет журнал. "Летом, когда это действительно имело значение и когда российская стратегия в социальных сетях приводилась в действие, у нас не было всей картины происходящего. В октябре, когда она у нас появилась, было слишком поздно", - сказал изданию один чиновник из администрации Обамы.

5. Теория турбулентности

"Российская политическая элита и официальные СМИ приветствовали инаугурацию Трампа с нескрываемым ликованием, - говорится в статье. - Старый мировой порядок рухнул, а с ним - и препятствие для стремлений Путина".

"Ни один разумный аналитик не считает, что активные меры России в США и Европе были преобладающей силой в восхождении Трампа и националистически настроенных политиков в Европе, - подытоживает издание. - Недовольство последствиями глобализации и индустриализации - намного более важные факторы. Однако многие граждане Западной Европы опасаются, что Запад и его институты и союзы, созданные после Второй мировой войны, находятся в опасности и на Трампа, который выразил сомнения по поводу НАТО и одобрил "Брекзит" и прочие антиевропейские движения, нельзя рассчитывать".

Как заявил в интервью изданию Алексей Венедиктов, главный редактор радио "Эхо Москвы", "Трамп привлекал российский политический истеблишмент в качестве нарушителя спокойствия соперников в американском политическом истеблишменте". "Россия Путина должна была найти пути возмещения своей экономической и геополитической слабости, ее традиционные рычаги власти ограничены, и, если бы не мощный атомный арсенал, не ясно, насколько важной мировой державой она бы являлась", - говорится в статье. "Тогда нужно создать турбулентность в самой Америке, - заключил Венедиктов. - Страна в состоянии турбулентности замыкается на себе, и руки России развязаны".

Источник: The New Yorker


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru