Архив
Поиск
Press digest
25 июня 2019 г.
27 января 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Милитаризированная демократия России

Военные метафоры, использовавшиеся для описания кремлевского понимания предвыборной кампании, можно применить и для изображения российского опыта демократии, которая мобилизована и приведена в полную боевую готовность.

Именно так обстоит дело с тех пор, как прошлым летом в подготовке к декабрьским парламентским выборам Кремль запустил свою устрашающую предвыборную машину, и так будет продолжаться по крайней мере до президентских выборов в марте.

Как в армии, Кремль призвал новобранцев, чтобы организовать победу в большевистском стиле. Эта напоминающая военные действия операция наверняка гарантирует, что президент Владимир Путин вернется в свой рабочий кабинет еще на 4 года.

На состоявшейся на прошлой неделе встрече Всемирного экономического форума в Давосе в Швейцарии российской делегации во главе с заместителем премьер-министра и министром финансов Алексеем Кудриным пришлось защищаться.

Кудрин хотел поговорить о российской экономике, находящейся на шестом году экономического роста. Но Кудрин, которому прочат пост следующего премьер-министра России, был вынужден говорить о политике. Он - верный солдат Путина, и поэтому, когда на него обрушили вопросы о законности в новейшей российской истории, о том, почему самый богатый в стране человек находится за решеткой, а также обвинения, что декабрьские парламентские выборы были совсем не свободными и не честными, он отвечал точно так же, как и его босс.

Кудрин вел себя вполне ожидаемо. Сей министр с мягкими манерами придерживался партийной линии, так и не убедив скептически настроенных в отношении России участников эксклюзивной встречи, но и не разочаровав своего кремлевского босса. Этого и следовало ожидать; ведь экономика России продолжает расти и много обещает в будущем, а такая перспектива однозначно интересует иностранных инвесторов. Но, помимо этого, Россия находится в середине избирательного цикла, и на ее политическом пейзаже доминируют внутренние проблемы.

Жаль, что Кудрин и Кремль не воспользовались "русским обедом" в Давосе, чтобы поделиться тем, что происходит в их стране. И вместо того чтобы отвечать на щекотливые вопросы, Кудрину следовало бы сказать правду: Кремль ведет гражданскую войну и российский электорат мобилизован для участия в этом конфликте.

На вопрос о растущем влиянии в правительстве сил безопасности Кудрин ответил, что слабость государства в 1990-х, когда никто не привлекался к ответу и не наказывался за экономические преступления, сегодня обернулась популярностью мер, направленных на укрепление отдельных государственных институтов, которые гарантируют порядок и защиту. Кудрин полагает, что Россия должна сохранить тенденцию к усилению этих институтов.

По мнению некоторых наблюдателей и западных политиков, слова Кудрина звучат неубедительно или даже являются причиной для беспокойства. Независимо от того, кто и как оценивает степень честности декабрьских парламентских выборов, российский электорат, вне всякого сомнения, согласен с заместителем премьер-министра.

Слова Кудрина в Давосе, вероятно, очень близки предвыборной платформе непроницаемого президента Путина, с которой тот идет на переизбрание. Именно понимание новейшей российской истории, озвученное Кудриным, мобилизовало российских избирателей и придало смелости Кремлю.

Кремль ведет войну. На протяжении более чем шести месяцев СМИ освещают "поедание богатых" - один из фронтов наступления Кремля на неэффективную экономическую систему "олигархического капитализма". И теперь народные массы наслаждаются этим шоу подобно народу древнего Рима, который требовал "хлеба и зрелищ".

Параллельно с усмирением олигархов проводится кампания по борьбе с коррупцией в сфере государственной бюрократии. Сразу же после парламентских выборов российские СМИ не упустили возможности продемонстрировать, что власти сражаются со взяточниками и в собственных рядах. После переизбрания Путина следует ожидать новых чисток в чиновнической среде. Станут ли те же наблюдатели и западные политики защищать и новых обвиняемых?

Ну а пока Кремль сам может одобрительно похлопать себя по плечу. Силы безопасности всегда ненавидели олигархов и счастливы сокрушать олигархию - и для того, чтобы порадовать поддерживающих эту борьбу избирателей, и для того, чтобы их босс Путин выглядел хорошим.

Пока что Кремль выигрывает на всех фронтах. Однако, продолжая военные метафоры, можно сказать, что постепенно к его стенам подступает вопрос о новых рекрутах. Его призывники - это самое слабое звено в кремлевском плане битвы.

Политические рекруты Кремля во многих отношениях похожи на армейских призывников. Даже беглый взгляд на партию власти, "Единую Россию", вызывает в памяти того, кого в конечном итоге призывают в российские вооруженные силы. "Единая Россия" не слишком отличается от военного ведомства: туда на аркане не затянешь самых лучших и самых ярких, ряды бойцов пополняют лишь безнадежные, безликие приспособленцы. У Кремля, похоже, есть проблема с кадрами - как собственными, так и электоральными.

Российская демократия похожа на печальный опыт России с призывом на военную службу: в конечном счете набираются наименее информированные, нежелательные и самые слабые.

Кремль контролирует СМИ; и он - безусловно, в русле народного недовольства - продолжает наносить удары по богачам и взяточникам-бюрократам. И в каждом случае Кремль намерен продолжать расширение своего властного поля.

Все вышеупомянутое - слабый фундамент для строительства прочного политического будущего. При Путине Кремль задумался о целесообразности обязательной воинской повинности. Теперь следует задуматься о целесообразности повинности политической.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru