Архив
Поиск
Press digest
20 сентября 2019 г.
27 марта 2008 г.

Марина Литвиненко | The Times

Александр Литвиненко: прошение жены

Чтобы правосудие восторжествовало, необходимо полное расследование обстоятельств убийства моего мужа. Экстрадиции Лугового не будет никогда

Я попросила моих адвокатов подать Коронеру Ее Величества прошение о проведении полного расследования убийства моего мужа, Александра Литвиненко. Только изучение доказательств в открытом, независимом суде в Великобритании поможет докопаться до правды о том, кто 1 ноября 2006 года отравил чай Литвиненко радиоактивным веществом полоний-210, каким образом это было сделано и по каким мотивам.

Я обращаюсь с этой просьбой вопреки желаниям Скотланд-Ярда и министра иностранных дел Дэвида Милибэнда, заявивших мне, что огласка доказательств создаст предвзятое отношение к рассмотрению в суде уголовного дела главного подозреваемого, Андрея Лугового, экстрадиции которого из России пытается добиться Великобритания. Но после 15-месячного ожидания я пришла к выводу, что Лугового, бывшего сотрудника КГБ, никогда не экстрадируют. Поэтому я со всем почтением отвергаю их аргумент. Я не могу ждать еще десять лет, так как вероятность, что подход даст результаты, очень мала.

Считаю необходимым подчеркнуть, что я не обижена ни на полицию, ни на британское правительство; я навеки признательна им за то, что они выявили подозреваемого и назвали его имя, а затем нанесли России пощечину, подав запрос об экстрадиции, который, хотя он и не увенчался успехом, определенно указал, что вина за смерть Александра лежит на Кремле. Однако для меня этого недостаточно. Если я не в силах добиться торжества правосудия, то мне, как минимум, нужно узнать всю правду.

В то время как британские власти, скованные процессуальными требованиями, могут лишь повторно направлять бесплодные запросы об экстрадиции, Кремль развернул пропагандистскую кампанию, чтобы снять с себя вину. Он хочет уничтожить репутацию Александра, бывшего сотрудника российской спецслужбы ФСБ, который стал ее критиком, а также посеять сомнения в обвинениях, с которыми он выступал: речь идет об утверждениях, что Кремль стоял за убийством журналистки Анны Политковской и серией взрывов домов в 1999 году, в которых обвинили чеченских сепаратистов.

Официальные лица Кремля на высочайшем уровне выступают с инсинуациями, будто лондонские друзья моего мужа убили его, "чтобы очернить Россию". Была осуществлена махинация, достойная старого КГБ: маргинальный американский журналист был приглашен в Москву для того, чтобы взять интервью у российских работников прокуратуры, которые показали ему материалы, переданные британской стороной вместе с запросом об экстрадиции, - материалы, с которыми мне не разрешают ознакомиться. "Вывод" журналиста - версия, будто мой муж сам отравился, занимаясь контрабандой радиоактивных материалов для террористов, - была опубликована в третьесортной нью-йоркской газете, а затем раздута в России как сообщение, исходящее из американского источника. Я должна оградить доброе имя моего мужа от таких грязных уловок. Полное расследование положит конец подобным кампаниям очернения.

Я полностью доверяю британской полиции, когда она утверждает, что располагает железными доказательствами против Лугового. Но убеждать нужно не меня. Узнать об этом необходимо российскому народу. Луговой клянется в своей невиновности, и не кто иной, как президент Путин по общенациональному телевидению объявил Лугового жертвой, как он выразился, британского колониализма. Миллионы россиян поверили этим утверждениям, и теперь Лугового избрали в российский парламент от ультранационалистической партии, которая с рабской покорностью поддерживает курс Путина. Тем временем в Лондоне доказательства против Лугового остаются засекреченными, а я не могу допустить, чтобы они оставались таковыми навеки. Мне необходимо полное расследование, чтобы показать, кто на самом деле эти два человека - убийца и его покровитель.

Меня удручает тот факт, что в Великобритании обвинения предъявлены исключительно Луговому. Несмотря на все доказательства против него, он не имел ни мотива для преступления, ни доступа к полонию-210. Кто-то его послал, кто-то снабдил его ядом, который, должно быть, был произведен, отмерен, проверен и упакован кем-то другим. Эксперты сообщают, что завод ядерных материалов "Авангард" в России - единственное место производства полония-210, и что завод так строго охраняется, что полоний не могли вынести с территории без официального распоряжения. Эксперты также говорят, что в результате "судебного ядерного анализа" должны были установить происхождение и дату производства партии, к которой принадлежало вещество, убившее моего мужа. Я хочу, чтобы в коронерском суде было зачитано заключение, касающееся полония. Тогда, возможно, российская сторона будет вынуждена объяснить, как вещество, произведенное на самом строго охраняемом из ее предприятий, попало в чемодан Лугового в номере лондонского отеля.

Мне говорят, что огласка всей правды еще больше ухудшит отношения Британии с Россией. Даже намек на причастность российских властей поставит британское правительство в неудобное положение; в конце концов, убийство британского гражданина в Лондоне посредством радиоактивного оружия - это вооруженная агрессия или спонсируемый государством теракт, или то и другое сразу. Что в таком случае делать Великобритании? Какие ответные меры примет Россия? На кон поставлены инвестиции в десятки миллиардов фунтов. На кон поставлен геополитический баланс. Не создавайте нам проблем, говорят мне.

На это я отвечаю: проблемы создаю не я. Проблема в людях, которые послали Лугового в Лондон с оружием массового поражения в чемодане. Если они предприняли такие усилия, чтобы избавиться от моего мужа, вообразите, что они сделают, если на кон будут поставлены их более масштабные интересы. Отрицание этого факта не заставит проблему исчезнуть - напротив, она лишь усугубится.

Скоро у России будет новый президент. Дмитрий Медведев не запятнан преступлениями предыдущего режима. Он говорит, что хочет принести в Россию принцип верховенства закона. Он имеет власть очистить Россию от людей, которые убили моего мужа, но я не уверена, что такова его воля. Если он не осмелится это сделать, то станет заложником этих людей. Но если он осмелится, ему понадобятся доказательства, а они засекречены в архивах Скотланд-Ярда. Расследование в Лондоне создает для России огромные перспективы: вполне возможно, что именно оно изменит баланс сил, склонит чашу весов в сторону светлого, а не беспросветного будущего.

Но главная причина, побуждающая меня стремиться к проведению этого расследования, - мой долг перед мужем. Много лет назад в Москве, накануне того, как его впервые арестовали, он сказал мне: "Марина, если со мной что-то случится, ты должна объездить весь мир и рассказать людям, что случилось и почему".

Тогда я ему не поверила. Он повторил эти слова на смертном одре в Лондоне. Он хотел, чтобы я вышла к людям и предостерегла их о том, что в Кремле правят силы зла. Я делаю это ради него.

Также по теме:

Английский гамбит (The New York Sun)

Источник: The Times


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru