Архив
Поиск
Press digest
14 ноября 2019 г.
27 мая 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Чего не сказал Путин

Президент России Владимир Путин в среду обратился к Федеральному собранию с ежегодным посланием. Как обычно он высказал множество идей и мало их конкретизировал.

В основном, он сконцентрировался на вопросах внутренней политики и экономики, вскользь прошелся по вопросам внешней политики и, не отступая от обычной практики, обрисовал современное положение России, сообщив, чего он ожидает от правительства.

Это 47-минутное обращение к обеим палатам парламента и почетным гостям представляло собой нечто среднее между повторным утверждением "нового курса", провозглашенного четыре года назад, и повторением давнего прошлого с генеральным секретарем, зачитывающим список достижений и предстоящих задач в ЦК партии.

Благодаря прямой телевизионной трансляции можно было легко заметить, как выступление президента вогнало в сон некоторых именитых законодателей и почетных гостей. Но сон в данном случае, вероятно, естественная реакция - присутствующие, должно быть знали этот текст заранее.

Большинство кремленологов и обозревателей ожидали, что Путин основное внимание уделит экономике, особенно двум своим последним детищам - проекту об удвоении ВВП в кратчайшие сроки и провозглашенному им крестовому походу против повсеместной бедности в России. Кроме этого, имели место слухи, спровоцированные в начале недели малоизвестным британским интернет-сайтом "Russian Axis" (русская ось), предрекавшим, что Путин объявит новую войну олигархам.

Выступление Путина было предсказуемым. Назвав современную России "стабильной и независимой", он, очевидно, обращал свой пафос к среднему россиянину. Путин сказал: "Главные общенациональные задачи - это удвоение за десятилетие валового внутреннего продукта, уменьшение бедности, рост благосостояния людей и модернизация армии".

Возможно, самое важное, из того, что он сказал, это то, как он себе представляет взгляд россиян в будущее: "Сегодня впервые за долгое время мы можем прогнозировать нашу жизнь не на несколько месяцев, даже не на год - на десятилетие вперед".

Чтобы обеспечить стабильность в будущем, Путин подготовил список всего того, что необходимо сделать за его второй срок, зачитав то, что можно было бы назвать "четырехлетка" или "наследие Путина".

Заявив, что правительство и бизнесмены должны прояснить вопросы о защите прав государства и предпринимателей, он выразил надежду, что два эти сектора будут работать в тесном сотрудничества с целью значительно улучшить систему здравоохранения, образования, восстановить транспортную инфраструктуру и освободить экономику страны от зависимости от нефтяного сектора.

Планы Путина весьма честолюбивы. Однако он не высказался внятно относительно того, как именно Россия достигнет этих целей и каким образом это будет финансироваться.

Не ограничившись экономической сферой, Путин затронул также проблему, для Запада являющуюся самой серьезной слабостью Кремля: настоящее и будущее гражданского общества и демократии в России.

"Считаю, что создание в России свободного общества свободных людей - это самая главная наша задача... Но и самая сложная. Сложная - потому что свободой не всегда дорожат, еще реже умеют ею распорядиться. Созидательную энергию, предприимчивость, чувство меры и волю к победе нельзя ввести указом, нельзя импортировать, нельзя позаимствовать.

Добиваясь роста благосостояния граждан, мы будем и дальше сохранять и отстаивать демократические завоевания народа России, будем укреплять безопасность государства и добиваться цивилизованного, основанного на международном праве решения ключевых вопросов мировой политики".

Путин очень ясно описал, как он представляет себе будущее развитие демократии в России, но опять же без каких бы то ни было конкретных политических предложений.

О чем Путин не сказал ни слова, так это о проблеме, обсуждаемой многими, кто размышляет над будущим России, - об агрессивной политике Кремля в отношении олигархов.

Двое из этих олигархов в последующие недели должны будут предстать перед судом по обвинению в неуплате налогов, мошенничестве и участии в "организованной преступной группировке". Третий решил в срочном порядке покинуть страну после допроса в генпрокуратуре. Еще одного обвиняют в том, что он довел целый округ до банкротства, покупая при этом английские футбольные команды. Ходят слухи и еще об одной новой жертве Кремля, желающего избавиться от олигархического контроля.

Избавиться от олигархии и олигархов - в принципе идея неплохая. Даже последний доклад Всемирного банка утверждал, контроль олигархами экономики сдерживает экономическую конкуренцию в России. Плоха в этой истории неопределенность. С которой связаны все наступления на олигархов. Эта неопределенность сводит на нет все заявления Путина о прозрачности и открытости.

В ретроспективе, будь слухи о том, что Путин раскроет свои истинные намерения по отношению к олигархам, справедливыми, это, вероятно, было бы более значимым обращением к нации. Очевидно, что в планы Кремля входит вернуть государственные активы, проданные за гроши или и вовсе украденные в 1990-х. Всем было бы очень интересно ознакомиться с долгосрочным планом по осуществлению этого проекта, вместе с точным определением прав собственности.

До тех пор пока Кремль не предоставит четкой экономической программы и не прояснит своего отношения к касте, именуемой олигархами, многое из того, что сказал сегодня Путин, звучит малоубедительно, и его концепция будущего России звучит сомнительно.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru