Архив
Поиск
Press digest
14 июня 2019 г.
28 декабря 2005 г.

Райнер Херманн | Frankfurter Allgemeine

Омраченная радость

Уже десять дней, как Сюзанна Остхофф свободна. Но радость в связи с ее освобождением омрачена, причем с каждым днем сомнений становится все больше и больше. Ее поведение непонятно, и от этого возникают вопросы, на которые пока нет ответа: о ее деятельности в Ираке, об источниках ее денежных поступлений, о ее контактах в стране и задачах, которые, возможно, накладывают на нее определенные обязательства. Ее отказ вернуться в Германию тоже понять сложно, по крайней мере посторонним.

После того как завершилось ее пребывание в заложниках, госпожа Остхофф сначала отказалась от общения со средствами массовой информации. Но когда она все же пошла на это, то остановила свой выбор на арабском телеканале Al Dschazira. Она утверждала, что свободно говорит по-арабски. Однако во время интервью выяснилось, что мусульманка, покрывшая голову черной шалью, не понимает вопросов, сформулированных на литературном арабском языке, поэтому разговор пришлось вести по-английски.

Что она делает в Ираке?

Она ничего не сказала телезрителям о том, что она собирается делать в Ираке. Во вторник правительство и оппозиция в Берлине тщетно пытались убедить ее в том, что ей нужно вернуться в Германию.

К странностям в поведении Сюзанны Остхофф относится то, что она называет себя археологом, рассказывает о своей гуманитарной миссии, однако ее деятельность в этом качестве за последние годы не находит практически никаких подтверждений. Известно только то, что в 2003 году она сопровождала медикаменты, отправленные в Ирак гуманитарной организацией Medeor, и в том же самом году обращалась к командованию американской оккупационной армии с просьбой о защите мест археологических раскопок на севере Ирака. Кроме того, в Арбиле, столице иракского Курдистана, она собиралась создать немецкий культурный центр. Однако властям Арбиля об этом, как оказалось, ничего не известно.

Ирак всегда притягивал разнообразных авантюристов. В прошлом году здесь на какое-то время появилась некая француженка, которая выдавала себя за антрополога и утверждала, что заботится о сохранности мест археологических раскопок. Когда-то она жила в Ливане, потом перебралась в Эль-Фаллуджу, а после кратковременного пребывания в Арбиле отправилась на Карибские острова.

Не обошлось без спецслужб?

В ее случае, как и в случае Сюзанны Остхофф, ставится вопрос, не стояли ли за ними спецслужбы - сначала похитители Сюзанны Остхофф подозревали, что она работает на какую-то западную разведку. В Багдаде она имела контакты с местными сотрудниками Федеральной разведывательной службы, поэтому нельзя исключать, что она была хотя бы курьером.

Ведь госпожа Остхофф была одной из последних иностранных граждан, кто мог свободно передвигаться внутри суннитского треугольника и по Мосулу. При подобной жизни, как у Сюзанны Остхофф, сотрудничество с разведкой кажется достаточно вероятным.

Источники денежных поступлений?

Далее ставится вопрос, откуда у Сюзанны Остхофф деньги. 25 ноября, в день ее похищения, у нее не было средств, чтобы вылететь из Багдада в Арбиль. Но в то же время она отправила свою дочь Тарфу в баварский интернат. Отец ребенка, который принадлежит к клану Шаалан, ветви рода шаммаров, проживающего во многих арабских странах, денег на воспитание дочери не дает.

Возможно, поэтому Сюзанна Остохфф посетила шейха Гази аль-Джавара, лидера шаммаров и первого президента Ирака переходного периода. Возможно, он согласился помочь ребенку. Однако по арабской традиции он вряд ли мог что-то пообещать женщине, которая была инициатором развода. Но если аль-Джавар ей что-то и пообещал, то теперь она перед шаммарами в долгу.

Контакты с ближним окружением Саддама?

Сюзанна Остхофф всегда жаловалась на нехватку денег. Поэтому 25 ноября она доверилась водителю, которого ей сосватал Джамаль Дулайми. Она давно знала Джамаля Дулайми и, похоже, какое-то время жила на его вилле в Багдаде. Когда-то психиатр Дулайми был одним из личных врачей Саддама Хусейна. В 1990-е годы он перебрался на север Ирана, к курдам, но после свержения Саддама вернулся в Багдад. Члены рода Дулайми живут по большей части в суннитском треугольнике вокруг Эль-Фаллуджи и Рамади. Его члены были опорой режима Саддама Хусейна, сегодня они являются опорой повстанцев.

Какова связь Сюзанны Остхофф с внутрииракскими событиями? О ее отношениях с режимом Саддама Хусейна свидетельствуют и другие факторы. В середине 1980-х а Остхофф была в Ираке членом германо-иракского общества профессора Вальтера Зоммерфельда, у которого были хорошие отношения с режимом Саддама Хусейна.

Что знает правительство?

Возвращение в Германию Сюзанна Остхофф категорически исключает. Даже на Рождество она не связывалась со своей матерью Ингрифд Халой, которую она не видела уже пять лет. Сюзанна Остхофф не приехала в Германию и для того, чтобы повидаться с дочерью.

Вероятно, госпожа Остхофф боится шумихи в немецких средствах массовой информации, вероятно, она не хочет общаться с членами своей семьи, однако также вероятно, что федеральное правительство знает об этом случае больше, чем оно говорит.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru