Архив
Поиск
Press digest
14 июня 2019 г.
28 декабря 2005 г.

Эндрю Крамер | The New York Times

В России загрязнение окружающей среды идет на пользу бизнесу

Российская электрическая монополия - по ее собственному признанию, крупнейший в мире корпоративный генератор парниковых газов, выбрасывающий почти столько же углекислого газа, сколько вся Великобритания.

Дымовые трубы ЕЭС в 11 часовых поясах России исторгают 2% всего вырабатываемого человечеством углекислого газа, который скапливается в атмосфере.

Что получит компания за то, что является крупнейшим в мире источником загрязнения атмосферы парниковым газом? Она надеется, что миллиард долларов.

Таков один из парадоксов Киотского протокола по климатическим изменениям: компании в России и других восточноевропейских странах, числящиеся среди самых крупных источников парниковых газов, могут заработать сотни миллионов долларов, продавая свои права на выброс в атмосферу углекислого газа.

Киотский протокол, сформулированный в ходе переговоров в 1997 году и принятый 36 промышленными странами, устанавливает механизм, нацеленный на поиск самого дешевого способа сократить эмиссию газов, которые вносят вклад в глобальное потепление. Идея была в том, что страны, в которых уровень эмиссии больше, чем оговаривается в протоколе, могут достичь установленных для них лимитов, выкупая права на выброс у производителей в других странах, где контролировать выброс легче и дешевле.

Пока неясно, насколько успешным окажется этот подход. Но поскольку российские компании работают на устаревшем и неэффективном оборудовании, они могут без проблем и чрезмерных затрат обновить его. В результате киотский процесс уже видится потенциальным источником заработков для крупных энергетических и производственных компаний, говорят руководители компаний и аналитики. Они наняли консультантов, провели инвентаризацию источников эмиссий, права на которые можно продать, и открыли отделы по торговле правами на выброс углекислого газа.

Такие отделы есть в ЕЭС и газовой монополии "Газпроме", которые совместно выбрасывают более 50% парниковых газов России.

"Мы заинтересованы в рынке углекислого газа", - заявил Андрей Горьков, глава подразделения, отвечающего за этот вопрос в ЕЭС, в начале этого месяца в Монреале на конференции ООН, посвященной проблемам климата. На встрече страны-участницы формально одобрили правила такой торговли.

Протокол требует от 36 промышленных стран снизить - в различных объемах - эмиссию парниковых газов с уровней 1990-х годов за пять лет, с 2008 до 2012 года.

От ЕС требуется сократить выбросы на 8% по сравнению с показателями 1990-х. В этом году ЕС на 6% превышает свой уровень выбросов 1990 года, что свидетельствует, насколько высоким может быть спрос на право эмиссии парниковых газов. США, которые выбрасывают пятую часть всех парниковых газов, но не подписали Киотский протокол, на 19% завышают свой теоретический лимит.

Россия в 1990-х переживала экономический крах, и на 43% ниже своего уровня 1990 года по Киотскому протоколу. По сути, Россия достигнет уровня эмиссий 1990-х не ранее 2020 года - что свидетельствует о серьезности экономического спада, от которого она до сих пор оправляется.

В то же время российская промышленность в целом неэкономно работает с энергоносителями, так что нескольких недорогих модернизаций вполне хватит для сокращения эмиссий. Поэтому и из-за устаревшего оборудования, и из-за излишков квот на углекислый газ российские компании привлекательны для европейских, канадских и японских компаний, которым нужны кредиты в виде разрешенных выбросов загрязняющих веществ.

В офисе Горькова в штаб-квартире ЕЭС на окраине Москвы темпы деятельности нарастают. Аналитики отдают должное дальновидному главе компании Анатолию Чубайсу, который признал потенциал доходов по Киотскому протоколу. Чубайс, бывший вице-премьер, еще работая в правительстве, участвовал в переговорах по протоколу.

16 сотрудников в отделе Горькова, который называется Энергетический углеродный фонд, ищут в интернете компании или страны, которым нужны кредиты в виде разрешенных выбросов. Они также изучают собственную компанию, выявляя сферы, где можно сократить эмиссию. Компания подписала свою первую сделку в этой области в мае с министерством окружающей среды Дании.

Сумма, выплаченная Данией ЕЭС на замену бойлеров, работающих на каменном угле на электростанции "Амурская" в Хабаровске, с целью перейти на более рентабельный природный газ, не разглашается. Также министерство заплатит за модернизацию газовой электростанции в Оренбургской области на юге России, недалеко от границы с Казахстаном.

Переход на газ на "Амурской", по данным ЕЭС, сократит эмиссию углекислого газа на миллион тонн в год. Модернизация газогенератора в "Медногорской" в Оренбурге сэкономит 210 тыс. тонн. Согласно сделке, датское правительство получает права на эмиссию 1,2 млн тонн углекислого газа, чтобы выполнить свои обязательства по эмиссиям в 2012 году.

Этой осенью в очередь на покупку квот выстроились еще шесть клиентов из Европы и Японии. Японская Toyota Corporation финансирует исследования на одной из электростанций и может оплатить модернизацию оборудования.

"Газпром", крупнейшая российская компания, изучает способы привлечь финансирование по Киото для модернизации трубопроводов, говорит Богдан Будзуляк, начальник департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа.

Российские средние компании тоже присматриваются к рынку эмиссий. Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат с доходом около 250 млн долларов в год заявил в августе 2005 года в журнале Carbon Finance, что будет следить за развитием ситуации в этой области.

Всего Россия потенциально может сократить эмиссию углекислого газа на 2-3 млрд тонн к 2012 году, говорит Александр Голуб, старший экономист в Environmental Defense, некоммерческой организации в Нью-Йорке. Потенциальная стоимость этих квот для России варьируется от 20 до 60 млрд долларов, отметил он. Но если будущие переговоры по климатическим изменениям провалятся, эмиссии не будут стоить ничего. США, крупнейшая экономика в мире, уже бойкотирует процесс.

В 2001 году президент Буш отверг Киотский протокол, сославшись на то, что он дорого обойдется американской промышленности. Сейчас, без поддержки крупнейшей экономики мира, шансов на то, что другие страны согласятся продлить его действие после 2012 года, меньше. Компании должны решить, стоит ли инвестировать миллионы долларов, чтобы подчиниться международному нормативному режиму, который может не получить подтверждения после 2012 года, а может обрушиться и до этого.

"Дискуссии о будущем Киотского протокола влияют на наш рынок", - указывает Горьков.

Но даже при этом торговля квотами на выбросы в России замедляется в большей степени бюрократической машиной, чем неопределенностью по Киотскому протоколу.

Сделка с Данией была подписана в июне. Она зависела от принятия российским правительством указа об одобрении торговли киотскими квотами. Это должно было произойти в конце ноября, однако было отложено до февраля, сообщил в электронном письме Ханс Эриксен, координатор программы в датском министерстве окружающей среды.

Анни Петсонк, международный советник Environmental Defense, отмечает: "Это довольно новый объект торговли для России. Может быть, они не отдают себе отчет, какой у России огромный потенциал".

И "Газпром", и ЕЭС выступили с заявлениями, призвав российское правительство ввести в силу Киотский протокол как можно скорее. В США, напротив, компания Exxon Mobil возглавила оппозицию Киото.

В России министерство торговли и экономического развития сформировало рабочую группу по составлению указа. Нужно сформировать различные агентства и комитеты и назначить руководство. В ноябре российские чиновники направили свои извинения в датское министерство.

Тем временем в ЕЭС, где книга заказов на покупку квот становится все толще, Горьков проявляет нетерпение. "Нам нужно, чтобы этот документ был подписан еще вчера", - говорит он.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru