Архив
Поиск
Press digest
23 августа 2019 г.
28 декабря 2006 г.

Майкл Мейнвилл | The Washington Times

Каспаров заставляет Путина играть в обороне

На протяжении 20 лет на вершине профессионального шахматного мира Гарри Каспаров был известен как рисковый, неумолимый противник, который любил выводить своих оппонентов из равновесия. Через год после ухода из шахмат Каспаров по-прежнему идет на риск, однако против оппонента совсем другого рода.

43-летний Каспаров погрузился в мутный и порой опасный мир российской политики. Яростный оппонент президента Владимира Путина, Каспаров стал движущей силой объединения оппозиционных сил в преддверии президентских выборов 2008 года в России.

В процессе ему угрожали, провели рейд в его офисе, а один недовольный бывший фанат даже ударил его по голове шахматной доской.

"Я обнаруживаю, что политика, особенно в России, сильно отличается от шахмат, - говорит Каспаров. - Правила могут меняться. Ты думаешь, что играешь в шахматы, но в действительности ты в казино".

Каспаров ворвался в мир шахмат в 1984 году, будучи 21-летним протеже, который выступил против правящего чемпиона мира Анатолия Карпова.

После разочаровывающего начала он загнал Карпова в бесконечную серию ничьих и в конечном итоге свел на нет лидерство чемпиона. Однако затем ФИДЕ, ссылаясь на состояние здоровья игроков, остановила борьбу, что стало самым противоречивым окончанием шахматного матча.

Состязание продолжалось 6 месяцев, и Карпов потерял 22 фунта. Решение об отмене возмутило Каспарова. На следующий год он выиграл переигровку и вступил в длительную вражду с ФИДЕ, которая в итоге привела его к созданию конкурентной шахматной ассоциации.

Как и многие другие россияне, Каспаров надеялся после окончания советского правления в 1991 году, что Россия вступила на путь превращения в демократию западного образца. Однако после прихода к власти Путина в 1999 году, отметил Каспаров, он стал бояться за будущее.

"Честно говоря, в конце 1990-х я думал, что все будет хорошо, что страна вольется в лучшую систему, и положение вещей улучшится автоматически. А потом появился Путин", - сказал Каспаров.

"Меня все больше и больше тревожило то, что происходит в моей стране, и я решил использовать свою энергию, свое стратегическое мышление и свою способность анализировать ситуацию для того, чтобы что-то изменить. Может быть, немногое, но кое-что".

Каспаров решил, что лучшей стратегией для него является объединение разрозненных оппозиционных движений России - от левых популистов до либеральных радикалов - под одним знаменем.

Он организовал конференцию, получившую название "Другая Россия", которая по времени проведения совпала со встречей лидеров "большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. Это было крупнейшим собранием видных оппозиционных фигур в Москве за многие годы.

Участники конференции продолжили сотрудничать, и 16 декабря "Другая Россия" провела свою первую публичную демонстрацию. По оценке Каспарова, на демонстрацию, которая проводилась на московской Триумфальной площади, на расстоянии короткой пешей прогулки от Кремля, пришли около 4 тыс. сторонников.

Значительно больше было милиции и солдат, стянутых в Москву из других мест, которые цепочкой окружили площадь, чтобы помешать маршу протестующих. Над площадью низко летал милицейский вертолет.

Для тех, кто давно наблюдает за Россией, это было в некотором роде странное зрелище.

Справа от Каспарова стоял Эдуард Лимонов, в очках и с бородой, лидер Национал-большевистской партии, известной своими радикальными и анархистскими тенденциями.

Слева от него находился Михаил Касьянов, бывший премьер-министр и экономический реформатор, известный своей поддержкой среди бюрократов. Касьянов возглавлял российское правительство в 2002 году, когда Лимонова приговорили к 2 годам тюремного заключения за попытку государственного переворота.

Каспаров признает, что столь неоднородная группа никогда не смогла бы работать вместе в правительстве, однако указывает, что смысл не в этом.

"Столь разные политические фигуры могут выступать единым фронтом, если у нас будет общая цель, - подчеркивает он. - Эта коалиция может и не сработать, однако эта странная смесь может стать взрывчаткой, которая может уничтожить путинский режим".

Он заявил, что кремлевское наступление на организации, участвующие в "Другой России", является доказательством того, что Кремль боится ее потенциала.

Власти снимали сотни активистов оппозиции с автобусов и поездов и задерживали их по пути на митинг на Триумфальной площади, рассказал он. За некоторое время до акции протеста милиция провела рейд в его офисе в центре Москвы и изъяла то, что назвала "экстремистской литературой".

Союзники Каспарова хвалят его за то, что он дал новый импульс оппозиции, которая на протяжении многих лет была охвачена внутренней борьбой.

"Он новая фигура, не занимался политикой раньше и очень энергичен, - заметила бывший кандидат в президенты Ирина Хакамада, оппозиционный политик-ветеран, выступавшая на митинге. - "Другая Россия" - это, похоже, единственный способ для оппозиции что-то понять. Если мы не будем выступать вместе, мы потерпим неудачу".

Каспаров надеется объединить оппозицию за единым кандидатом для участия в президентских выборах. Задача нелегкая. Тем временем его стратегия заключается в том, чтобы попросту выжить перед лицом нарастающего государственного давления.

"Мы сталкиваемся с неимоверными трудностями, - заявил он. - Если тебе грозит немедленный мат, ты не думаешь о том, насколько удачно стоят пешки для эндшпиля; нужно защищать своего короля. В данный момент в России главное - выжить".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru