Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
28 июля 2008 г.

Анна Немцова | Newsweek

Хороший полицейский, сердитый полицейский

Призрак бродит по России - призрак коррупции. Президент Дмитрий Медведев, весной этого года заявивший, что Россия страдает "правовым нигилизмом", на прошлой неделе признал, что некоторые государственные должности можно купить. Национальный антикоррупционный комитет Кирилла Кабанова предлагает выход. Кабанов после увольнения из ФСБ расследовал на базе этой неправительственной организации ряд крупнейших дел о коррупции, имевших место в эпоху Путина, и в ходе этого потерял нескольких друзей, которые были отравлены. Кабанов дал интервью корреспонденту NEWSWEEK Анне Немцовой, где говорил о том, что в Москве грань между деньгами и властью размыта. Приводим несколько выдержек из интервью

- Что такое Национальный антикоррупционный комитет?

- Это неправительственная организация. Ее задача - расследовать случаи коррупции в государственном аппарате, преступления на таможне, отмывание денег и т.д. В организацию входят политики, а также бизнесмены, стремящиеся как-то изменить существующую систему, журналисты, юристы и эксперты.

- Кремль к вам прислушивается?

- В своем первом публичном обращении к населению страны в 2000 году Путин заявил, что государственные должности должны занимать профессионалы, а иначе страна погрязнет в коррупции и перестанет быть демократическим государством. На исходе восьмого года президентства Путин признал, что коррупция нанесла ущерб государственному аппарату на всех уровнях. Нам было нелегко донести до него наши идеи. В 2003 году наши исследования показали, что бывшие военные и сотрудники спецслужб занимают более 51% ведущих должностей в государстве и бизнесе. Путин назначил на ключевые должности своих людей. Сотрудничая с немногочисленными честными и смелыми людьми из министерства внутренних дел, мы изучили и обнародовали статистику рейдерства и отмывания денег через государственные и зарубежные банки. Приведу лишь один пример: по нашим данным, только в Москве банки отмывали по 100 млн долларов [в день].

- Назовите самые успешные из ваших расследований. Кого из подозреваемых настигла кара?

- Вместе с группой депутатов парламента мы расследовали деятельность бывшего министра атомной промышленности Евгения Адамова, который был привлечен к суду за хищение миллионов долларов из федерального бюджета. Но дело было заморожено, и теперь Адамов на свободе. Наш партнер в парламенте, депутат Юрий Щекочихин был убит - по нашему мнению, из-за своей причастности к расследованию. Мы расследовали дело о контрабанде из Китая, в которой с российской стороны участвовало высшее руководство ФСБ - лица в чине генерала. То был единственный раз, когда Путин среагировал. Пять генералов были уволены.

- В связи с этим вы подвергались опасности?

- Да, за последние несколько лет мы потеряли некоторых друзей и членов комитета. Николай Петелин, проводивший для нас расследование в Смоленске, был застрелен у своего дома; Сергей Харламов, член нашего комитета, в прошлом заместитель секретаря Совета безопасности, был застрелен на улице. Наш друг, заместитель председателя Центробанка, выявивший отмывание сотен миллионов долларов, был убит в прошлом году.

- Есть ли признаки того, что Медведев отнесется к коррупции в высших сферах иначе, чем Путин?

- Медведев говорит и делает то, чего никто до него не пытался. Он сам себя поставил во главе антикоррупционного совета при президенте. Это демонстрирует стране, что президент взял на себя личную ответственность за изменение ситуации.

- Значит ли это, что чиновники, виновные в коррупции, будут наказаны?

- Нет. К сожалению, те, кто виновен в происходящем в России, получили повышение по службе. Новый президент унаследовал прежнюю команду. Мы хотим знать, например, почему Виктор Иванов, отвечавший за кадры в президентской администрации и наверняка знавший, что должности могут покупаться, повышен в должности - его сделали главой Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков.

- Значит, ситуация с правосудием все та же?

- Давление на СМИ остается прежним. Рейдерские атаки на частные фирмы продолжаются: самый яркий пример - ТНК-BP. Я не удивлюсь, если британская сторона совместного предприятия потерпит поражение в споре акционеров. Аббревиатура BP в названии останется, но реальный финансовый контроль будет в руках россиян.

- Что нужно Медведеву, чтобы выиграть войну с коррупцией в России?

- Ему нужно новое антикоррупционное законодательство, независимые суды и независимые правоохранительные органы, которые расследовали бы деятельность коррумпированных чиновников на всех уровнях, начиная с Кремля. К сожалению, ничего из перечисленного у него нет.

Источник: Newsweek


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru