Архив
Поиск
Press digest
9 декабря 2019 г.
28 марта 2006 г.

Филип Грант | Le Temps

Гуантанамо, Герман Геринг и Верховный суд США

Сегодня Верховный суд США будет слушать показания сторон по делу "Хамдан против Рамсфельда" - по имени йеменского заключенного, захваченного в ноябре 2001 года в Афганистане американскими войсками. Салим Ахмед Хамдан, попавший на базу Гуантанамо на Кубе, является одним из немногих заключенных, преследовавшихся за конкретные преступления. Верховному суду предстоит решить, располагает ли президент Буш конституционными полномочиями для создания военных комиссий, правомочных судить Хамдана и нескольких других заключенных - комиссий, существование которых рассматривается как несовместимое с международным правом.

Но для огромного большинства узников - а некоторые из них были арестованы более четырех лет назад - даже этот вопрос не стоит. Да, нескольких из них освободили, но никто не может сказать, когда около 500 "вражеских комбатантов", еще содержащихся на Гуантанамо, выйдут на свободу, да и выйдут ли вообще.

Около 60 лет назад, в марте 1946 года, не кто иной, как судья Верховного суда США Роберт Джексон, главный прокурор на процессе над нацистскими лидерами, допрашивал в Нюрнберге самого главного обвиняемого, маршала Германа Геринга. Речь шла о создании в 1933 году первых концентрационных лагерей и о необходимости практики превентивного интернирования, не предусматривавшего судебной процедурой. Ниже приводятся выдержки из официальной стенограммы допроса.

Роберт Джексон: - И когда вы пришли к власти, вы также сочли необходимым создать концентрационные лагеря для ваших неисправимых противников...

Герман Геринг: - Я уже сказал, что идея концентрационных лагерей осуществлялась не по такой логике: есть, мол, группа оппозиционеров, которые должны быть интернированы в превентивном порядке. Речь шла о внезапной мере, предпринятой в отношении функционеров коммунистической партии, которые в то время преследовали нас тысячами. Поскольку при этом они были превентивно интернированы, они не могли быть посажены в тюрьму. Но нужно было, как я уже говорил, создать лагерь, или два, или три.

Р. Дж.: - ... Концентрационные лагеря принадлежали тем учреждениям, которые вы сочли необходимым создать сразу же после прихода к власти, не так ли? ...

Г. Г.: - Да.

Р. Дж.: - Было ли необходимым при (вашей) системе лишать людей права на публичное разбирательство их дел независимыми судами?..

Г. Г.: - Вы должны различать две категории людей. Некоторые оказались виновны в измене новому государству... Естественно, они представали перед судами. Однако другие, со стороны которых можно было ожидать подобных действий, но которые еще ничего не совершили, были интернированы в превентивном порядке, и именно они находились в концентрационных лагерях...

Р. Дж.: - Превентивное интернирование означало, что вы интернировали и людей, которые не совершили преступления, но которые, как вам казалось, были способны его совершить?

Г. Г.: - Да. Аресту и превентивному интернированию подвергались лица, которые еще не совершили преступлений, но от которых их совершения можно было ожидать, если бы они оставались на свободе...

На допросе встает вопрос о роли гестапо и других репрессивных органов в исчезновении большого числа людей.

Р. Дж.: - Не было секретом и то, что гестапо являлось политической полицией, что люди подвергались превентивному интернированию, что существовали концентрационные лагеря. Эти факты не держались в секрете, ведь так?

Г. Г.: - С самого начала из всего этого не делалось тайны.

Р. Дж.: - Фактически эффективность тайной полиции и концентрационных лагерей отчасти состояла в том, что люди знали о существовании такого рода органов?

Г. Г.: - Это так: каждый знал, что, если он выступит против государства, он либо окажется в концлагере, ибо будет обвинен в государственной измене и предстанет перед судом, в зависимости от тяжести своего проступка. Но изначальной целью создания концлагерей было поместить туда тех, кого мы по праву считали врагами государства...

Р. Дж.: - Все эти вещи были необходимы в целях защиты, правильно ли я понимаю?

Г. Г.: - Да, эти вещи стали необходимыми из-за существования оппозиции.

На Гуантанамо и других базах содержатся сотни людей, оказавшихся в заключении без суда. Это также было сделано "в целях защиты", но в явном противоречии с международным правом. Речь идет о настоящей правовой "черной дыре", в которой за многие годы исчез уже целый ряд реальных или мнимых оппозиционеров. Конечно, эти места заключения нельзя сравнить с Дахау или Бухенвальдом. Но если бы Гуантанамо в то время существовало, не исключено, что, отвечая на вопросы судьи Джексона, Геринг каждый раз добавлял бы: "Почти как у вас!"

Источник: Le Temps


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru