Архив
Поиск
Press digest
1 октября 2020 г.
28 мая 2010 г.

Дэвид И. Хоффман | Foreign Policy

Российская "ядерная кнопка"

В случае ядерной ракетной атаки на Россию три ударопрочных чемоданчика с электронной начинкой должны одновременно подать сигнал тревоги, утверждает The Foreign Policy. "В каждом чемоданчике находится портативный терминал, подключенный к системе контроля и управления стратегических ядерных сил России", - пишет корреспондент Дэвид И. Хоффман. Один из чемоданчиков, имеющих кодовое наименование "Чегет", всегда находится при президенте Медведеве.

Однако российский эксперт Алексей Арбатов, в прошлом депутат Госдумы от "Яблока", в своей новой книге "Уравнение безопасности" заостряет внимание на изъяне системы. Согласно российской конституции президент является главнокомандующим, а в случае, если он не может выполнять свои обязанности, все полномочия переходят к премьер-министру, пишет автор. Но у премьера нет своего ядерного чемоданчика: два других "Чегета" находятся, как и в советские времена, у министра обороны и начальника Генштаба. Эта неопределенность опасна: в современной России ни министр обороны, ни начальник Генштаба не имеют конституционной или юридической обязанности принимать решения о том, применять ли ядерное оружие и если да, то в какой форме. Между тем сигнал тревоги требует, чтобы президент мгновенно принимал решения на основе скудной информации. В такой ситуации все, кто принимает решения, должны иметь четкие роли.

Арбатов призывает Россию увязать процедуру начала ядерного удара - систему трех чемоданчиков - с российской конституцией. "Он хочет гарантировать, чтобы главное решение принимали президент и премьер. Он убежден, что демократия - это контроль гражданской власти над вопросами войны", - говорится в статье. По данным автора, сами "Чегеты" не оборудованы "ядерной кнопкой", а являются лишь передатчиками, по которым поступает санкция на пуск. Военные получат это разрешение и передадут его соответствующим боевым расчетам.

Если все три чемоданчика должны работать сообща, почему два из них отданы министру обороны и начальнику Генштаба, которые официально не вправе принимать решения о ядерных ударах? - вопрошает Арбатов. Можно ли отдать приказ о пуске с одного, отдельно взятого чемоданчика? Арбатов отмечает, что не может ответить на эти вопросы, так как надежной официальной информации нет. "Арбатов особенно обеспокоен развитием событий в случае, если президент не сможет выполнять свои обязанности", - пишет газета. А как быть в ситуации, когда и премьер, и президент находятся за пределами России? По логике Арбатова, ядерными чемоданчиками должны располагать и Медведев, и Путин, "но Путин, которого часто называют реальной силой во властном тандеме, чемоданчика не имеет", пишет журнал.

Арбатов предлагает законодательно закрепить процесс использования чемоданчиков и раздать "Чегеты" соответствующим лицам. Он предлагал такой законопроект в бытность депутатом Госдумы, но дело ничем не кончилось. В России, по словам Арбатова, не существует закона о "линии преемственности" в случае гибели президента, помимо конституционной статьи, что обязанности переходят к премьеру.

Арбатов не упоминает о системе советских времен "Периметр", которая в случае гибели руководства страны возлагает решение о ядерном ударе на группу дежурных офицеров в подземном бункере, пишет автор. "Эта система существует доселе", - утверждает он и советует не сбрасывать ее со счетов.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru