Архив
Поиск
Press digest
23 апреля 2019 г.
29 апреля 2004 г.

Редакция | Time

Что говорят японские заложники

Пятерых японских заложников, выпушенных на свободу иракскими похитителями две недели назад, заклеймили позором, когда они вернулись домой. Высокопоставленные чиновники осудили их за то, что они бросали вызов японскому правительству, которое призывало японских граждан воздержаться от поездки в Ирак, а японские СМИ и широкая общественность назвали их людьми, лишенными чувства ответственности ("дзико сэкинин").

Корреспондент Time Митико Тояма встретилась с одним из заложников, 30-летним свободным журналистом Дзюмпэй Ясудой, и спросила его о тех суровых испытаниях, которым он подвергся в Ираке и дома.

- Почему вы поехали в Ирак?

- Первый раз я поехал В Ирак в прошлом году, чтобы увидеть войну. А в этом году я вернулся туда, чтобы посмотреть, насколько изменилась ситуация. Когда я приехал в Эль-Фаллуджу - это было в начале апреля, - весь район подвергался сильным воздушным бомбардировкам, в результате чего там погибло множество людей. Я решил, что должен поехать в район боевых действий и все увидеть собственными глазами.

- Почему Вы проигнорировали призыв японского правительства к гражданам Японии воздержаться от поездок в Ирак?

- Наш гражданский долг заключается в том, чтобы получать правдивую информацию и знать факты. Иначе мы не сможем судить, правильные шаги предпринимает наша страна, или нет. И сбор такой информации - моя работа. Чтобы поддерживать правительство с полной ответственностью, граждане должны точно знать, что делает их правительство.

- Где вас захватили?

- Это произошло в районе сражения. Местные жители как правило почти не выходят из дома. Поэтому, если на улице появляется посторонний, его сразу замечают. Кроме того, японца, идущего с камерой, легче всего заподозрить в том, что он шпион. Люди, которые нас захватили, были, скорее всего, из местной группы правопорядка, поскольку на следующий день нас передали в отряд милиционеров. Они сказали, что нападают на американцев. Они были моджахедами.

- Какой эпизод был самым страшным?

- Когда меня обвинили в том, что я шпион, приставили к голове оружие и сказали, что сейчас убьют. Меня все время спрашивали, являюсь ли я шпионом ЦРУ или ФБР, и не верили, когда я отвечал, что не шпион.

- А что еще говорили похитители?

- Человек, который приставил мне к голове оружие, сказал, что когда он шел по тротуару, его арестовали американские солдаты за то, что он отказался отвечать на их вопросы. Он говорил, что почти месяц его держали в тюрьме и постоянно избивали. А однажды солдаты отвели его в отдельную комнату и там изнасиловали. Потом он спросил меня, как бы я поступил на его месте. Мне было нечего ему ответить.

- Почему вас отпустили?

- Я бы сказал, что из гуманных соображений. Решающую роль сыграло и то обстоятельство, что у меня не было оружия. Кроме того, мне помогла сама история Японии и то, как относятся к японцам за рубежом. Они, конечно, недовольны, что японцы посылают в их страну своих солдат, но при этом они с гордостью показывали свои автомобили Toyota и много говорили о Хиросиме и Нагасаки.

- Испытываете ли вы чувство благодарности японскому правительству за те усилия, которые оно приложило для вашего освобождения?

- Трудно сказать, поскольку правительство просто выполняло свою обязанность, и я не знаю, как много усилий оно приложило к тому, чтобы освободить нас. Во всяком случае, особой благодарности я не испытываю.

- Почему японские СМИ были столь критически настроены к заложникам?

- Похитив трех первых заложников, похитители потребовали, чтобы Япония вывела свои войска из Ирака. Вполне естественно, что в этой ситуации родители и семьи заложников делали эмоциональные заявления с политическим акцентом. Кроме того, многие воспользовались этим инцидентом, чтобы выступить против войны в Ираке. Это и вызвало обратную реакцию правительства и СМИ. Но я не понимаю, когда нас обвиняют в том, что мы якобы доставили неприятности правительству. Правительство на то и существует, чтобы защитить жизнь своих граждан, используя деньги налогоплательщиков. Это его работа.

- Вас удивило негативное отношение к заложникам со стороны широкой общественности?

- Меня это не удивило. Подобные случаи бывали и раньше. И чаще всего похищенным говорят, что именно они являются виновными в происшедшем. Поэтому я ожидал, что к нам будут относиться таким же образом. Поскольку я осторожен в своих высказываниях, я не получал никаких писем или сообщений, содержащих угрозы. Мне только позвонила женщина из префектуры Тиба и попросила жениться на ее дочери.

- Вы поедете снова в Ирак?

- Я обязательно туда поеду и думаю о том, когда это лучше сделать. Я еще посмотрю на ситуацию в Японии, поскольку было бы глупо делать себя мишенью для критики только ради этого.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru