Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
29 апреля 2013 г.

Сьюзен Глассер | Foreign Policy

"Закон политики" по Сергею Лаврову

В марте, после первой встречи с новым госсекретарем США Джоном Керри министр иностранных дел РФ Сергей Лавров дал пространное интервью Foreign Policy. С ним беседовала главный редактор журнала Сьюзен Глассер.

Первый вопрос касался состояния российско-американских отношений. Лавров отметил, что у России и США много общего, угрозы обеим странам носят транснациональный характер, так что бороться нужно сообща. На взгляд министра, в российско-американских отношениях много позитивных элементов.

Что думает Лавров о разногласиях по ПРО? США и НАТО полагают, что американский проект ПРО "безупречен и не может быть изменен ни на дюйм", заметил министр. Россия же считает, что наиболее эффективна была бы совместная система ПРО вместе с США и европейцами.

"Закон Магнитского" Лавров назвал "абсолютно искусственным: это фактически попытка заменить антисоветскую поправку антироссийским законом". Принятие "Закона Димы Яковлева" в России министр объяснил так: "Это не наш выбор, но таков закон политики. Надо всегда принимать ответные меры".

"Положение об усыновленных детях показалось весьма ассиметричным ответом", - возразила Глассер.

"Это отдельная тема, - сказал Лавров. - Проблемы с детьми, усыновленными в США, не уникальны для российских детей". "Не только русские, но и дети из других стран и уроженцы Америки становятся жертвами весьма огорчительного поведения их приемных родителей", - заявил министр, сославшись на доклады американских НКО. По словам Лаврова, Россия предпринимала огромные усилия, чтобы соглашение с США об усыновлении заработало, но ничего не получилось.

"Итак, вы не видите длительных трений в российско-американских отношениях из-за этого "обмена законами", - сказала Глассер.

"Мы не хотим ухудшений в той или иной сфере российско-американских отношений. Насколько я понимаю, администрация Обамы тоже их не хочет", - заявил Лавров. Во многих сферах Россия и США имеют общие интересы и должны оставаться партнерами, подчеркнул он.

Отвечая на вопрос о Джоне Керри, Лавров подчеркнул, что находится в хороших личных отношениях со всеми госсекретарями, с которыми ему довелось работать. Но Керри - профессионал и прагматик, он стремится достичь подвижек при урегулировании застарелых проблем, считает Лавров.

Разговор зашел о ситуации в Сирии. Лавров заявил, что Россия поставляет Асаду в основном "оборонительные вооружения ПВО" по давно заключенным контрактам, подчеркнув, что любая страна вправе располагать средствами обороны, если эти средства не запрещены международными договорами. На взгляд Лаврова, гораздо важнее, что сирийскую оппозицию "вооружают наступательными вооружениями", а ее лидеры публично заявляют, что будут атаковать гражданские авиалайнеры и аэропорты.

Россия все время заверяла, что для нее на первом месте - спасение жизней, так что прекращение боевых действий и диалог без предварительных условий - лучший путь к цели. Но у тех, кто настаивал на необходимости отставки Асада, "на первом месте было не спасение жизней, а смещение президента и смена режима", сказал Лавров. Теперь же произошли позитивные перемены - "не только Вашингтон и некоторые другие европейские столицы, но и арабские страны заговорили, что нужно начинать диалог", указал он.

Прогноз российского министра таков: если сирийская оппозиция победит силовыми средствами, членов Сирийского национального совета не пригласят в Сирию, а главенствовать будут "вооруженные люди, экстремисты", по формулировке Лаврова. "Джабхат аль-Нусра", внесенная США в список террористических организаций, - самая эффективная сила оппозиции в Сирии, по некоторым оценкам.

"Те, с кем французы и африканцы сейчас воюют в Мали, - те же самые люди, которых европейцы поддерживали в Ливии", - сказал также Лавров. Он призвал взглянуть на более широкую картину, учитывать последствия событий в отдельных странах.

"Считаете ли вы, что в определенных ситуациях вмешательство по соображениям гуманности оправдано?" - спросила Глассер. Лавров дал положительный ответ, но подчеркнул, что вмешательство возможно только по решению Совбеза ООН и исключительно в случаях, когда суверенное государство исчерпало все возможности по защите своих граждан.

Многие называют Лаврова "русским реалистом", который стремится скорее к защите национальных интересов России, чем к роли идеологии в международных отношениях, заметила журналистка.

"Я не верю в идеологию в международных отношениях", - подтвердил Лавров. По его словам, даже в советские времена дипломаты "на практическом уровне всегда пытались быть прагматиками". Сегодня РФ проводит внешнюю политику, которая будет объединять страны, а не создавать какие-то искусственные идеологические линии раскола, добавил министр. По словам Лаврова, таких линий и без того предостаточно: например, НАТО все более идеологизируется и расширение блока пропагандируется искусственно. "На практике нет ничего, что бы нас по-настоящему разделяло", - сказал министр.

Считает ли Россия Соединенные Штаты или НАТО своими противниками? - спросила журналистка.

"Нет, не считает, - ответил Лавров. - Российская военная доктрина гласит: мы видим угрозу не в НАТО как таковом, а в том, что НАТО пытается играть глобальную роль с глобальным радиусом действия военных". По словам министра, Запад когда-то обещал не расширять НАТО на восток, но нарушил эту клятву. Поэтому теперь Россия требует юридических гарантий - например, в сфере ПРО.

Как изменился стиль внешней политики России за время, пока Лавров является министром иностранных дел? - спросила журналистка.

"Мы никогда не говорили: знаете ли, мы можем поддерживать кого-то в Ливии, а потом воевать с теми же людьми в Мали. Террористы есть террористы, и, когда агрессивные инстинкты не блокируются, у нас начинаются беды", - сказал Лавров. "Мы всегда говорили правду", - заключил он. Лавров сослался на слова дипломата XIX века Александра Горчакова: открытость - ключ к успеху.

Вернувшись к переменам в российской внешней политике, Лавров сказал, что экономика России окрепла, социальные проблемы успешно решаются, и Россия чувствует себя увереннее, может позаботиться о своих законных интересах там, где долго не присутствовала после распада СССР: в Африке, Латинской Америке, Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Согласен ли Лавров с представлением, что ООН уже не играет ту роль, что прежде?

Министр назвал модель ООН эффективной, а заявления, что вето России или Китая парализуют работу, - неверными. "Авторы Устава ООН четко понимали: если одна из великих держав возражает, решение, по сути, не будет принято, так как оно не сработает", - пояснил Лавров. Между тем в наше время, когда обсуждается эффективность ООН, обычно подразумевается только одно - поддержал ли Совбез позицию Запада, замечает Лавров.

Можно ли считать Китай ближайшим партнером России? - спросила журналистка.

"С Китаем мы стратегические партнеры", - ответил Лавров. На его взгляд, в международных отношениях Китай и Россия хотят одного - "демократии и верховенства закона". "Наши западные друзья проповедуют верховенство закона исключительно для внутренней политики - на уровне национальных государств. Как только просишь их обсудить верховенство закона на международном уровне, у них ослабевает энтузиазм", - добавил министр.

Но многие скажут, что Россия и Китай сотрудничают в Совбезе, чтобы проводить авторитарную внутреннюю политику, не опасаясь международного вмешательства, - заметила журналистка.

Россия и Китай исходят из необходимости укрепить плюрализм, демократические правила и верховенство закона в международных отношениях, заявил Лавров. Это не нравится тем, кто мнит, будто лучше всех умеет оценить ситуацию в других странах, добавил он.

Министр призвал "привыкнуть к тому факту, что в мировой политике - не один центр". Россия и Китай вправе мыслить независимо. "Но независимый - не означает изоляционистский", - добавил Лавров. Россия хочет проводить независимую внешнюю политику, но она всецело за коллективный подход к локальным угрозам и вызовам.

"Значит, вы не считаете, что тот факт, что из-за российских вето вас называют современным "мистером Нет", - это проблема для России?" - спросила журналистка.

Лавров возразил, что по вопросу о Сирии сторону России приняли Китай и Индия. Он также напомнил, что США десятки раз не уклонялись от вето, когда половина членов Совбеза голосовала за что-то.

Также по теме:

"Министр Нет": Сергей Лавров и прямая логика российской власти (Foreign Policy)

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru