Архив
Поиск
Press digest
24 мая 2019 г.
29 августа 2007 г.

Клаудио Гало | La Stampa

"Президент я, а не моя жена"

С Абдуллы Гюля, с его круглого лица, проницательного взгляда и слегка седеющих усов, начался и завершился политический кризис в Турции. В апреле его кандидатура на пост главы государства спровоцировала один из самых драматических политических расколов в современной истории Турции, который затем плавно перетек в победу исламской "Партии справедливости и развития" (ПСР) на досрочных выборах в июле. Значительная часть страны, защищаемая с поразительной жесткостью армией, которая за последние 40 лет четырежды использовала танки для корректировки политики, вышла на площади, чтобы прокричать свое "нет" исламисту в президентском кресле, которое основатель современной Турции Мустафа Кемаль Ататюрк создал для высшего хранителя светской конституции.

Роль, которая не отличается от роли хозяина дворца Квиринале: представительские функции и возможность применения вето в отношении законов, которое в крайних случаях может стать политической альтернативой власти. На самом деле, уходящий президент, бывший судья-антиклерикал Сезер упорно воздвигал плотину на пути проекта исламской партии, возглавляемой премьером Эрдоганом. Проект заключался в том, чтобы занять одновременно пост главы правительства и главы государства, чтобы потом переделать конституцию, которая обеспечивает армии чрезвычайный вес в обществе. В июле 46,4% избирателей сломали президентский барьер, оставив у власти ПСР, ясно заявив о том, что турецкая политика вращается не только вокруг разделения на исламистов и сторонников светской жизни.

Победа Гюля - триумф умелой режиссуры премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, бывшего мэра Стамбула, человека с ершистым характером, обвиняемого кемалистским истеблишментом в том, что он ввел слишком народный стиль по сравнению с методами его предшественников-республиканцев. Если посмотреть на календарь как на фотопленку, то, просматривая ее с апреля до конца августа, можно увидеть, как постепенно осуществляется его план - от победы на выборах до радостного лица его ставленника Гюля, избранного президентом, который говорит - возможно, цитируя Поппера (Карл Раймунд Поппер (1902-1994) - британский философ, логик и социолог. Общественным идеалом Поппера выступало "открытое общество". - Прим. ред.), - что хочет сделать Турцию открытым обществом, где разнообразие будет приветствоваться.

57-летний Гюль, выходец из религиозной семьи, сын механика, имеет диплом экономиста, вошел в политику со стороны правых исламских сил, чтобы постепенно переместиться к центру. Он родился в Кайсери, в самом центре Каппадокии. Консервативный город - символ успеха исламистов, который держится на малых и средних предприятиях, сделавших ставку на экономическую либерализацию, проводимую "Партией справедливости и развития". Сто тысяч национальных флагов были готовы вчера вечером приветствовать самого известного жителя города, портреты которого уже выставлены на каждом углу. Гюль прибыл во дворец Чанкайя (президентский дворец в турецкой столице Анкаре. - Прим. ред.) с увесистым резюме: он был министром иностранных дел в уходящем правительстве, премьер-министром в период 2002-2003 годов. Усилия и реформы с целью вступления в Европейский союз были центральной темой его политической деятельности. Именно ему пришлось объяснять Кондолизе Райс, почему в 2003 году турецкий парламент трижды блокировал законопроект, по которому американские войска могли прибывать в Ирак через Турцию.

Что касается его имиджа на международной арене, то его ахиллесовой пятой является хиджаб, мусульманский платок, который упорно и гордо носит его жена, 42-летняя Хайруниша, вышедшая замуж в 15 лет, мать троих детей, двух сыновей и дочери. "Гюль - второй президент, жена которого носит хиджаб, после Мустафы Кемаля Ататюрка, отца современной Турции", - в провокационной манере написала вчера газета Zaman, близкая к исламистам. Хайрунишу особо ненавидят сторонники светского образа жизни, поскольку в 1998 году после того, как ее не приняли в университет из-за хиджаба, она обратилась в Европейский суд по правам человека - хотя иск и был сразу же отозван. В то время ее муж был министром. "Хиджаб - это ее выбор, - коротко отрезал Гюль, - это я стал президентом, а не она". Имиджмейкеры партии ПСР уже сообщили о том, что она будет носить более современные платки, "как те, что иногда надевали Софи Лорен, Элизабет Тейлор, Ава Гарднер, Одри Хепберн и Катрин Денев". Новый президент фанатично болеет за "Бешикташ", одну из четырех футбольных команд Стамбула. И в этом случае налицо несостыковка с начальником генерального штаба генералом Бююканытом, ярым фанатом "Фенербахче".

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru