Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
29 декабря 2006 г.

Карло Бонини | La Repubblica

E-mail, адресованный Литвиненко, усугубил положение Скарамеллы

Электронное письмо, перехваченное год назад карабинерами Неаполя и сегодня представленное Римской прокуратуре, подтверждает методы, которыми пользовался "профессор", и раскрывает преследуемые им цели: добиться доверия у комиссии Митрохина, замаскировать свои противозаконные действия, предоставить аргумент, которым в декабре 2005 года воспользуется сенатор Гуццанти и который 9 октября он вновь приведет в зале суда в Терамо, где и по сей день идет процесс над его мнимыми наемными убийцами. "Скарамелла составил секретный доклад, в котором излагается политическая и даже криминальная подоплека этого и других дел. Этот доклад хранится в сейфе парламента и был составлен совместно доктором Агостино Кордовой и профессором Скарамеллой. В документе содержатся компрометирующие политического деятеля сведения о возможном покушении".

В 2005 году Скарамелла уже составил проект ложных обвинений, который должен был бы служить основой для плана псевдопокушения. В середине октября он организовал арест 4 украинцев в Терамо (полиция задержала фургон, прибывший из Украины, в котором были обнаружены две гранаты). Пятый, Александр Талик (бывший агент советских спецслужб, который давно живет в Неаполе), оказался, по словам Скарамеллы, организатором заговора. Но всего этого оказалось недостаточно. Скарамелла пишет Литвиненко. В этом письме было приложение. Текст написан от первого лица, сообщили источники в прокуратуре, в нем сумбурно излагается международная ситуация, говорится о войне Путина в Чечне, мафии и украинских спецслужбах, КГБ. В послании также были изложены "политические мотивы" физического устранения "председателя комиссии Митрохина (Гуццанти) и его консультанта (Скарамеллы), его переводчиков", приговоренных к смерти за работу по проведению расследования в рамках комиссии. Текст, прилагавшийся к электронному посланию, был написан Скарамеллой, но не он должен был считаться автором. В письме, адресованном Литвиненко, бывший консультант просит русского отпечатать этот документ, подписать его и взять на себя эксклюзивную ответственность за изложенную в тексте информацию и поэтому рекомендует ему лично отправить это письмо в Рим, в комиссию Митрохина. Одновременно с этим Скарамелла связался по телефону с Максимом Литвиненко и попросил его быть рядом с братом Александром. Заставить его подписать все что нужно и сделать так, чтобы ни под каким предлогом это письмо не было связано со Скарамеллой. Еще одно доказательство мошенничества.

Фальшивка, состряпанная вместе с Литвиненко в 2005 году, оказалась в распоряжении комиссии. Ее следы были обнаружены следователями Римской прокуратуры в документах, представленных сенатом. В январе 2006 года, в ноте канцелярии председателя комиссии Марио Скарамелла говорит об опасности, которая угрожает его жизни и жизни председателя комиссии Гуццанти, и при этом ссылается на "документ", подписанный Александром Литвиненко. Но, как нам уже известно, Литвиненко лишь поставил свою подпись под этим письмом.

В среду в ходе допроса в римской тюрьме "Реджина Коели", когда прокурор Пьетро Савиотти представил ему это письмо, Скарамелла стал невнятно отвечать. Документ, который он подготовил, был составлен для того, чтобы те же аргументы и тот же "сценарий", содержавшиеся в фальшивке от декабря 2005 года (Путин и Чечня, КГБ, мафия, украинские спецслужбы за планируемым покушением), а также авторитетность источника, которому приписывалось авторство (Литвиненко), помогли скрыть ответственность за незаконные действия консультанта. Он хотел сыграть на знакомом ему поле. Но ему это не удалось. Ему пришлось рассказывать об этой истории с электронным письмом в Лондоне. Скарамелла признал, что именно он был автором документа, отправленного Литвиненко, но при этом заявил, что это был лишь вариант переработанного им письма, полученного им ранее от Литвиненко. Он также признал, что звонил брату Литвиненко Максиму, обеспокоенный тем, что такая его "невинная" корректировка могла вызывать у Литвиненко замешательство. Но, как и следовало ожидать, никакого "проекта" письма не существует и следов этого документа нигде не обнаружено.

Эта история с электронным письмом является не единственным эпизодом, усложняющим положение Скарамеллы. В ходе допроса бывший консультант пытался как мог доказывать непричастность председателя комиссии Гуццанти ко всем его незаконным деяниям. Но после настойчивого вопроса прокурора Скарамелле пришлось произнести имя сенатора. "Почему, - спросил прокурор, - он не счел целесообразным пригласить Литвиненко в комиссию? Он мог это сделать, принимая во внимание, что русский, по меньшей мере, трижды приезжал в Рим". Скарамелла подтвердил факт своих встреч с русским, но добавил, что решение о сохранении инкогнито бывшего полковника КГБ принадлежит Паоло Гуццанти, который счел "нецелесообразным" раскрытие Литвиненко: "Председатель считал, что только он и я могли оценить важность свидетельств Литвиненко, но не остальные члены комиссии. Поэтому он решил не приглашать русского на заседания комиссии".

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru