Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
29 декабря 2015 г.

Мэттью Лаксмор | Foreign Policy

Путинская "сфера непредвзятости"

С тех пор, как в начале 2014 года возник украинский кризис, на основных российских телеканалах - а все они принадлежат государству - множатся ток-шоу, связанные по тематике с новостями, пишет обозреватель Foreign Policy Мэттью Лаксмор. Он описывает выпуск шоу "Список Норкина" в феврале 2015 года. По мнению автора, ведущий, Андрей Норкин, явно благоволил прокремлевскому деятелю Сергею Кургиняну, а Ксения Собчак, напротив, стала на шоу мишенью нападок. Прокремлевских комментаторов призвали критиковать ее утверждения, а продюсер после каждого заявления начинал аплодировать.

Анна Качкаева (ГУ-ВШЭ) говорит, что после возвращения Путина в президентское кресло на третий срок интерес к сбалансированным дискуссиям на телевидении пропал, а эмоции и агрессивные попытки привлекать аудиторию на свою сторону стали нормой.

"Недавняя вспышка официальной риторики, направленной против США, тоже изменила тон российских телепрограмм. С тех пор, как Россия вмешалась в события на Украине и в результате вступила в противостояние с Западом, антиамериканские настроения заметно обострились. Политические ток-шоу четко следовали подстрекательскому тону освещения новостей, что отразило все большую сосредоточенность на международных событиях", - говорится в статье.

В середине 2014 года эти ток-шоу, наряду с расширенными выпусками новостей, господствовали на федеральных телеканалах, почти безостановочно освещая конфликт на Украине, продолжает автор.

В нынешнем году внимание частично переключилось на воздушную кампанию России в Сирии, а также на противостояние с Турцией, вызванное тем, что эта страна сбила российский бомбардировщик.

"По словам экспертов, эти шоу, размывая грань между новостями и развлекательными передачами, предоставляют Кремлю удобную - и дешевую - платформу официальной пропаганды", - пишет газета. Василий Гатов, работавший в РИА "Новости", а ныне научный сотрудник USC Annenberg Center (США), говорит, что средняя стоимость эпизода такого ток-шоу редко превышает 15 тыс. долларов, а передачи в других жанрах, характерных для "дневного ТВ", обычно обходятся в 4-5 раз дороже. "Вдобавок политические ток-шоу отличаются гибкостью в плане продолжительности: они могут длиться столько, сколько нужно каналу для заполнения "дырок" в сетке вещания", - говорится в статье.

По словам автора, сейчас на трех основных телеканалах в России регулярно выходят более дюжины политических ток-шоу. "Они извлекают выгоду из явной тенденции к росту популярности телевидения как источника новостей для россиян", - пишет автор. По данным фирмы TNS, в 2014 году россияне впервые за 5 лет начали тратить больше времени на просмотр телепередач: 72% ежедневно включали федеральные телеканалы. Популярность новостей и аналитических программ выросла на 9%.

"В последние годы среди зрителей в студиях все больше националистов - сторонников Кремля. Помощники режиссеров обычно инструктируют их, что доминирующую версию надо поддержать аплодисментами. Тем временем большинство участников шоу теперь подвергается тщательному скринингу. В качестве гостей часто приглашаются представители этнических меньшинств или религий, но обычно их зовут лишь в случае, если их точка зрения совпадает с предпочтительной версией правительства. Один из частых участников - израильтянин российского происхождения Авигдор Эскин, которого в докладе Euro-Asian Jewish Congress от 2015 года назвали "печально известным пророссийским политтехнологом", - говорится в статье.

Есть также голоса инакомыслящих. В прошлые годы на шоу иногда приглашали политиков типа Бориса Немцова, теперь же туда обычно зовут "одобренных либералов", по выражению Качкаевой, - людей, которые вряд ли завоюют поддержку зрителей. "Западные журналисты, которые поддерживают киевское правительство, или турецкие журналисты, которых приглашают, чтобы они "объяснили" действия Анкары, служат для контраста, а частенько становятся "грушами для тренировки боксеров" для других участников и студийных зрителей", - говорится в статье.

Один из таких комментаторов - Валерий Семененко, глава организации "Украинцы Москвы", который говорит, что пропагандирует взгляд Киева на отношения с Россией. Семененко весьма востребован на ток-шоу. "Вообще-то мне не стоило бы туда ходить, - говорит он. - Но я пытаюсь использовать самые маленькие шансы на то, чтобы меня услышали".

Автор подчеркивает: "Дискуссии, возможно, кажутся однобокими, но они развиваются не по готовому сценарию". Большинство ток-шоу транслируются на Дальний Восток в прямом эфире, а затем идут в записи в других часовых поясах. "Продюсеры жаждут создать хотя бы впечатление открытых дебатов, и многие участники (особенно те, кого приглашают для озвучивания официальной версии) уверяют, что дебаты беспристрастные", - пишет газета.

Так, опытный тележурналист Максим Шевченко, который делает новую программу "Точка", категорично уверяет, что редакционная политика на российском ТВ не более жесткая, чем на Украине. Он рассказывает, как в феврале участвовал в эфире украинского ток-шоу "Шустер LIVE". Украинский правый политик-популист Олег Ляшко назвал Шевченко российским пропагандистом, а Шевченко его в ответ - убийцей. "Разразился скандал, который повлек за собой приостановку показа телешоу", - пишет автор.

"В прошлом году дискуссия была относительно открытой и свободной, а украинская точка зрения представлена везде, где это возможно. Но украинские политики редко хотят там появляться", - говорит Шевченко. Он утверждает, что Юлия Тимошенко отвергла его приглашение появиться в "Точке".

Многие участники осознают, что налицо огромный перевес не в их пользу, отмечает автор. Американец Майкл Бом, давно живущий в Москве, с 2013 года постоянно участвует в российских ток-шоу.

Бом - отнюдь не любимец российской аудитории. В 2013 году, после того, как он заявил, что отношение в России к геям "примитивное", другой участник пригрозил ему физическим насилием, а толпа его освистала.

Бом говорит: "Да, идет игра краплеными картами против нас. Мы в меньшинстве, а ведущий отдает предпочтение прокремлевской стороне. Но цензуры нет. Я могу говорить все, что хочу, лишь бы меня не прерывали, а мои оппоненты не извращали мои слова... В некоторых случаях мою позицию слышат, и я получаю письма от зрителей, которые ее поддерживают. Даже если мне удается достучаться до людей в 20% времени, я все же считаю это победой: если бы я не участвовал в шоу, процентная доля сводилась бы к нулю".

Многие друзья Бома среди оппозиционеров придерживаются иного мнения. Александр Шумилин из Института США и Канады (Москва) говорит, что перестал участвовать в ток-шоу, осознав опасность. Он считает, что Бома и ему подобных эксплуатируют.

"Майкл полезен, поскольку его можно изобразить как невежественного носителя американского менталитета. Он не копает глубоко, он не умеет кричать. Он идеалист и говорит правду - правду, которую легко исказить. Вот почему он терпит поражение", - говорит Шумилин.

Шумилин полагает, что тех, кто публично высказывает мнения, неприемлемые для большинства, изображают как врагов России, и этот образ при содействии телевидения распространяется по стране. "Люди вроде меня должны стремиться к тому, чтобы разрушить наркотическую зависимость людей от телевизора, продемонстрировать злокозненность таких передач. А это можно сделать, лишь бойкотируя передачи", - говорит Шумилин.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru