Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
29 января 2007 г.

Дэвид Холли | Los Angeles Times

Россия испытывает последствия "топливных войн"

Кремль говорит, что повышения цен соответствуют рыночному уровню. Кое-кто опасается негативной реакции

В глазах иностранных критиков вроде грузинского политического аналитика Гии Нодия Россия уже около года запугивает своих соседей, прежде всего, настаивая на гораздо более высоких ценах за нефть и газ и в случае необходимости прекращая поставки, чтобы добиться этих цен.

Корни проблемы лежат в избавлении России от "комплекса неполноценности", развившегося у нее после распада СССР в 1991 году, заявил Нодия. Однако, добавил он, российскую экономику укрепили высокие цены не нефть и газ, и теперь политическая элита страны "слишком уверена в том, что влияние России может только расти".

Но он предупредил, что Кремлю грозят негативные последствия.

Однако для российского президента Владимира Путина единственную проблему с имиджем страны представляет лицемерие ее критиков. Услышав на пресс-конференции на прошлой неделе вопрос, как он объясняет критику других стран, часто направленную на Россию, Путин выделил западные страны во главе с США, которые отказываются смириться с выходом страны из ее постсоветского кризиса.

Путин привел известную поговорку, которая гласит, что монополии - это всегда плохо, за исключением случая, когда это твоя монополия.

После холодной войны, отметил Путин, намекая на господство США в мировых делах, в некоторых районах мира возникла иллюзия, что мир теперь однополярен, и все проблемы легко можно решить из одного центра. Теперь, продолжил он, возникла ситуация, когда экономические, военные и политические возможности России явно растут, появляется новый конкурент, конкурент, которого считали уже выбывшим из игры.

Путин задал вопрос: кто хочет подвинуться и дать место конкуренту?

Опасения Европы по поводу надежности России как энергетического поставщика усилились в январе, когда споры о налогах и транзитных пошлинах привели к тому, что Москва прекратила транспортировать нефть по трубопроводу, идущему по территории Белоруссии и доставляющему нефть в Европу. Аналогичный спор из-за цены между Украиной и "Газпромом", российской газовой монополией, контролируемой государством, привел к срыву поставок в Европейский союз в начале 2006 года.

Критики и защитники политики Кремля часто наговаривают друг на друга. Выступая в мае прошлого года в Литве, вице-президент Дик Чейни обвинил Россию в использовании нефти и газа как политического оружия. Путин в ответ назвал США волком, который ест все, что хочет.

"Россию изображают на Западе неуклюжим медведем, который пытается схватить соседей и утащить их обратно в свою берлогу. Но это упрощенный взгляд, - заявил Алексей Блинов, директор аналитического "Международного центра политических исследований" в Киеве. - До повышения цены доходность "Газпрома" на Украине была смехотворно малой по сравнению со сделками с такими же объемами газа в Западной Европе. Это просто не могло продолжаться. Это было неразумно".

Москва также навлекла на себя особенно острую международную критику мерами, принятыми в прошлом году против Грузии, которые были восприняты как попытка подорвать прозападного президента Михаила Саакашвили.

Эти меры включали запрет на импорт грузинского вина и минеральной воды, прекращение транспортного сообщения, депортацию грузин, живущих в России без регистрации, и явно избирательные проверки компаний, принадлежащих грузинам, налоговыми инспекциями.

С 1 января нынешнего года цена газа, продаваемого Грузии, выросла более чем вдвое и составила 235 долларов за тысячу кубометров, почти до цены, которую платят страны ЕС.

Россия также оказывает большую дипломатическую поддержку сепаратистским регионам Грузии и Молдавии, требующим независимости.

Нодия сказал, что Россия стремилась при помощи давления заставить Грузию свергнуть президента и заменить его промосковским лидером.

"Но этот план привел к противоположному результату, - заявил он. - Экономика Грузии постепенно и устойчиво растет. Популярность Саакашвили тоже растет. Российский бюджет, возможно, получает какие-то дополнительные доходы, но большой вопрос, стоит ли того потеря политического престижа".

Сторонники жесткой позиции Кремля говорят, что Россия просто требует от бывших советских государств платить рыночную цену за нефть и газ. Это справедливо, подчеркивают они, не только для прозападных правительств Грузии и Украины, но и для Белоруссии, давней союзницы России.

"Те, кто обвиняет Россию в империализме просто потому, что мы повышаем цены на топливо до рыночного уровня, ударяются в откровенную русофобию", - заявил Сергей Марков, директор Института политических исследований, московского аналитического центра, связанного с Кремлем.

Критики отмечают, что Россия плохо урегулировала спор с Белоруссией, прекратив подачу нефти, чтобы оказать давление.

"Неприемлемо, когда не проводятся консультации по поводу таких шагов, - заявила в разгар конфликта канцлер Германии Ангела Меркель. - Это неуклонно разрушает доверие, и таким образом нельзя строить сотрудничество, основанное на подлинном взаимном доверии".

Подозрительность между Россией и Западом усугубила смерть от отравления полонием-210 диссидента и бывшего агента КГБ, яростного критика Путина Александра Литвиненко, скончавшегося в Лондоне в ноябре прошлого года.

В предсмертном заявлении Литвиненко назвал Путина заказчиком своего убийства. Кремль гневно отверг это обвинение как "нонсенс", одновременно высказав предположение, что главными подозреваемыми являются российские эмигранты, желающие представить Россию в плохом свете.

Марков повторил предположение Путина, что США виновны в том, что стремятся контролировать мир после холодной войны, а не строят сотруднические отношения с Россией и другими странами.

"США начали бороться с Россией за господство в постсоветских странах, - заявил Марков. - Вторжение в Ирак было катастрофической ошибкой. США понимают, что мир видит эти ошибки такими, каковы они есть, и стремятся отвлечь внимание мира и найти достойного козла отпущения".

Алексей Митрофанов, депутат парламента от националистической Либерально-демократической партии, заявил, что сразу после распада СССР Россия должна была поднять экспортные цены на газ и нефть до рыночного уровня даже для республик бывшего СССР.

"Конечно, если бы мы начали это делать в 1992 году, некоторые из этих стран стали бы недееспособными государствами и попросились бы обратно", - сказал он.

Митрофанов признал наличие политического элемента в решении поднять цены на топливо для Белоруссии, пояснив, что Москву стал раздражать президент Александр Лукашенко, призывающий поддержать объединение с Россией, но отказывающийся делать конкретные шаги в этом направлении.

"Лукашенко слишком старается быть умнее нас всех, и это действительно вывело нас из себя", - заявил он.

Станислав Белковский, президент московского аналитического центра - Института национальной стратегии, сказал, что от "газовых и нефтяных войн" выигрывают "Газпром" и контролирующие его люди из окружения Путина, а не Россия как государство.

"Эти войны велись исключительно по финансовым причинам, и нельзя считать их попытками проводить какие-то политические интересы", - заявил Белковский.

Российские лидеры считают, что хороший имидж приобретается политическими манипуляциями, добавил Белковский. "Они не хотят понять, что существует корреляция между репутацией и конкретными действиями".

Источник: Los Angeles Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru