Архив
Поиск
Press digest
29 мая 2020 г.
29 января 2007 г.

Дэвид Лахнау, Билл Спиндл и Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Могут ли слабеющие цены на нефть стоить Венесуэле и Ирану их влияния?

Снижение нефтяных цен в последние месяцы породило в Вашингтоне надежду, что уменьшение доходов богатых нефтью государств ослабит влияние правительств, внушающих США опасения - в особенности правительств Ирана, Венесуэлы и России.

Эти три страны потенциально уязвимы. На долю нефтегазовых доходов приходится от двух третей до трех четвертей бюджетных поступлений в Венесуэле и Иране, и эта доля лишь чуть меньше в России. Значит, значительное падение нефтяных цен замедлит экономический рост и ударит по государственным финансам, вынудив все три правительства притормозить расходы, которые укрепляют их популярность дома и добавляют им смелости за границей.

Но пока рано ждать заметного политического воздействия меняющейся экономики нефти. Прежде всего, хотя цена нефти упала на 28% по сравнению с абсолютным рекордом 77,03 доллара, достигнутым в июле, по историческим стандартам она по-прежнему высока. Три страны, в прошлом знавшие кризисы, создали значительные валютные резервы для смягчения удара при дальнейшем падении цен.

"50-долларовая нефть не создаст ни для кого из них серьезной опасности, - говорит Мишель Биллиг, директор отдела политических рисков в нью-йоркской консалтинговой фирме PIRA Energy Group. - В конце концов, всего несколько лет назад мы говорили о шальных нефтяных деньгах этих стран при цене 30 долларов за баррель".

В пятницу мартовские нефтяные фьючерсы остановились на 55,42 доллара на Нью-Йоркской торговой бирже, то есть выросли на 1,19 доллара за день.

Не менее важен тот факт, что совсем не очевидно, что кто-то из этой тройки радикально изменит свою политику, даже при большем экономическом давлении. При президенте Владимире Путине, бывшем агенте КГБ, Россия сделала приоритетом возрождение своей политической мощи и претендует на глобальное влияние, каким она пользовалась в лучшие дни СССР. Поколения лидеров в Тегеране делали развитие ядерной энергетики объявленной целью - и заявляют гипотетические права страны на ядерное оружие - вне зависимости от нефтяных цен.

Венесуэле, возможно, будет труднее всего проводить напористую внешнюю политику президента Уго Чавеса, популиста и бывшего военного, если нефтяные цены упадут гораздо ниже нынешних. В последние несколько лет Чавес использует нефтяные деньги для противодействия тому, что он считает вредным влиянием США в Латинской Америке. Каракас помог финансировать долги некоторых соседей и предоставляет нефть по сниженным ценам не только десяткам стран, включая Кубу Фиделя Кастро, но даже некоторым общинам в США - через филиал государственной нефтяной компании Citgo.

В отличие от России и в меньшей степени от Ирана, Венесуэла гораздо бездумнее тратит свои нефтяные доходы. Только в прошлом году бюджетные расходы выросли на 43%, увеличив разрыв между государственными доходами и затратами примерно до 1,5% экономики, по оценкам Morgan Stanley.

До сих пор падение нефтяных цен не отразилось на характере расходов Чавеса. Лишь на прошлой неделе он объявил о программе по отправке 100 тыс. бедных венесуэльцев ежегодно в отпуск на Кубу. Он также приказал свои армейским службам построить шоссе в Никарагуа, проектная стоимость которого составляет 350 млн долларов.

Хотя экономисты единодушно полагают, что мотовская политика Чавеса может привести к краху венесуэльской экономики, они говорят, что это произойдет, если вообще произойдет, не раньше чем через год. Главная причина: Венесуэла создала более 36 млрд долларов резервов.

Но есть признаки, что Чавеса могут ждать неприятности и без значительного падения нефтяных цен. Недавно он распорядился поднять цены на бензин, который государство давно субсидирует, чтобы увеличить федеральные доходы. И некоторые экономисты видят в недавней национализации крупнейших в Венесуэле телефонной и электрической компаний признак того, что правительство стремится заработать больше денег, чтобы сохранить свой уровень расходов.

Следовательно, дальнейшее падение нефтяных цен может поставить Чавеса перед нелегким выбором, где срезать жир. В верхней части списка будет его помощь другим странам. Пока главным получателем щедрот Чавеса является Куба, которой ежедневно дают 103 тыс. баррелей нефтепродуктов в обмен на услуги кубинских врачей и других специалистов. По мнению аналитиков, в сумме помощь Кубе достигает примерно 3 млрд долларов в год.

Сокращение такой помощи принесет облегчение Вашингтону, который тревожит распространение социалистических идей Чавеса; возможно, ему будут рады и дома, где многим венесуэльцам не нравится щедрость Чавеса к другим, тогда как в самой Венесуэле незаметен прогресс в таких вопросах, как уменьшение бедности. Действительно, недавнее исследование, проведенное бывшим чиновником Международного валютного фонда Клаудио Лозером, показало, что реальный доход на душу населения в Венесуэле вырос в совокупности на 1% с 1998 года, когда Чавес пришел к власти.

Чавес может оказаться вынужденным сократиться и на внутреннем фронте. В прошлом году уровень инфляции в Венесуэле был самым высоким в Латинской Америке, около 17%, и ожидается его резкий рост в нынешнем году.

"Я думаю, это будет трудный год для венесуэльской экономики", - говорит Франциско Родригес, который преподает латиноамериканскую экономику в Университете Уэсли в Миддлтауне, Коннектикут.

Россия далеко не так уязвима перед нефтяными ценами. При Путине страна создала 300 млрд долларов валютных резервов, нефтяной фонд в 89 млрд долларов на черный день и ежегодно получает бюджетные излишки. В этом году Путин расщедрится в преддверии президентских выборов 2008 года: расходы увеличиваются на 26% по сравнению с 2006 годом. Но бюджет все-таки может рухнуть даже при цене нефти 38-40 долларов за баррель. Низкие нефтяные цены ударят по доходам энергетических компаний, которые являются основой российской экономики.

Иран больше зависит от капризов нефтяного рынка. Доходы выросли вместе с нефтяными ценами, но государственные расходы Ирана росли почти такими же темпами. Чтобы финансировать огромные субсидии на многие повседневные товары, включая бензин, хлеб и топливо для отопления, в последние два года правительство ежегодно брало деньги из специального фонда, созданного для компенсации части нефтяных доходов, когда цены опять упадут. Но эти расходы подстегнули инфляцию, которая теперь составляет около 15%.

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в начале прошлой недели утвердил бюджет, предусматривающий увеличение расходов на 20% в финансовом году, который в Иране начинается в марте. Он заявил, что государство, верховной властью в котором является совет исламских мулл, сможет увеличить свой фонд на черный день, если цена на нефть не упадет ниже 33 долларов за баррель, заложенных в бюджет.

Но некоторые независимые экономисты ставят под сомнение бюджетные выкладки и предсказывают, что Тегеран вновь обратится к фонду, чтобы финансировать расходы.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru