Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
29 мая 2006 г.

Торстен Тиссен | Die Welt

Поножовщина в толпе

После безумной выходки 16-летнего подростка столица гадает о мотивах его поступка. Психограмма преступника, который устроил кровопролитие, ранив 35 человек

До сих пор нет полного понимания личности этого мальчика, который, судя по тому, что нам на данный момент известно, не отдавал себе отчета в своих действиях. Никакого мотива, никаких оснований, никакого объяснения тому, что произошло в ночь с пятницы на субботу. Известно, что парню 16 лет, что он живет в берлинском районе Нойкёльн, который часто называют проблемным. Известно его имя, Майк П., но остальное - тайна, покрытая мраком. У его старшего брата Роланда журналисты взяли интервью. Брат - симпатичный, дружелюбный человек, который пишет стихи для своей подруги Лидии, проводит время на игровой площадке со своими племянниками и племянницами, любит животных.

Что-то произошло этой ночью, когда Берлин радовался новому Центральному вокзалу, чемпионату мира, самому себе, говорит брат, ведь Майк, конечно, не отдавал себе отчета в том, что творит. По последним данным, он ранил 35 человек, некоторых из них - тяжело, когда, проходя через правительственный квартал, без разбора наносил удары обычным перочинным ножом, подвергая людей риску заболевания СПИДом, так как одна из его первых жертв была ВИЧ-инфицированной. Сам Майк на допросах утверждает, что он не совершал этого преступления, что он ничего не помнит. Его брат растерян, отец растерян, следователи растеряны, жертвы тоже растеряны. А люди все больше утверждаются во мнении, что абсолютной безопасности во время массовых мероприятий не бывает, так как подобную выходку одиночки предотвратить невозможно.

Майк был уже пьян, когда в ночь с пятницы на субботу он присоединился к пятисоттысячной толпе желающих отметить большой праздник в берлинском районе Митте. Там были концерты на открытых площадках, фейерверк и пиво. Он хулиганил, громко орал, в присутствии подруги и лучшего друга корчил из себя супермена. "Майк был нормальным. Не агрессивным", - скажет позже его друг. Молодые люди познакомились "с несколькими людьми", беседовали, снова выпивали. Настроение испортилось. Друг Майка рассказывает, что у одного из людей, с которыми они познакомились на празднике, вдруг пошла носом кровь. Майк ударил его с локтем в лицо и вырвал у него мобильный телефон. После этого Майк пропал. Очевидно, он затерялся в толпе, которая двигалась в направлении Центрального вокзала.

Жизнь мальчика была непростой. Один из семерых детей в семье, он рос в восточном мещанском пригороде Берлина Лихтерфельде. Его родители расстались, и Майк вместе с младшим братом и сестрой перебрался к отцу в Нойкёльн. С этого времени его контакты с матерью практически прекратились.

Майк страдал из-за развода родителей и не сразу сориентировался в новой обстановке, другой, чем известная ему до сих пор: здесь тон задавала турецкая и арабская молодежь. Они вели себя словно гангстеры, помыкали слабыми, употребляли наркотики; в Нойкёльне ты не можешь быть слабаком, ты должен проявить твердость, иначе ты жертва - такова реальность. Майк был скорее жертвой, говорят его знакомые. Но не только, так как в последнее время он обратил на себя внимание полиции. Однажды он выбил оконное стекло, в другой раз отец его школьного товарища обвинил его в нанесении сыну травмы. Майк бросил школу и пошел в профессионально-техническое училище - форма обучения, посредством которой государство готовит бесперспективных молодых людей к безработице.

Двоюродная сестра мальчика рассказывает, что он часто играл в жестокие компьютерные игры, а остальное время болтался с друзьями. "Он пребывал в упадническом настроении, волновался, найдет ли работу", - говорит она и добавляет, что данное преступление с ним никак не вяжется.

Около 23:30 поступил первый тревожный сигнал. Примерно без четверти двенадцать Майк П. уже был задержан. Жертвы рассказывают об этих 15 минутах. "Я со своей подругой был на Центральном вокзале, мы пришли посмотреть на фейерверк. Этот безумец пошел на нас и ударил меня ножом в ногу. Сначала я заметил только дыру на брюках, боль пришла позже. Когда я повернулся, он уже исчез", - говорит 20-летний берлинец.

28-летний мужчина говорит: "Сначала я подумал, что меня просто ударили. Я увидел фигуру в белом, которая исчезла в толпе, но тут заметил, что моя футболка уже мокрая от крови. Я сразу отправился в больницу".

42-летний мужчина даже хотел преследовать преступника. "Я почувствовал боль в плече. Снял куртку, чтобы посмотреть, в чем дело, и друзья увидели рану. Я видел преступника и собрался преследовать его. Но тут рядом со мной упала женщина. Когда я вновь оглянулся, преступник уже исчез". Этот человек тоже пошел в больницу.

46-летний мужчина рассказывает: "Удар я почувствовал примерно в 11:30, это случилось в толпе". Когда он уже был дома, а боль не ослабевала, его жена, присмотревшись, заметила рану - "на предплечье было кровавое пятно". Майк П. бил без разбора. Некоторые падали прямо на улице.

Примерно в 800 метрах от того места, где Майк П. ранил первую жертву, сотрудники службы охраны увидели, что он бьет женщину в живот. Они скрутили парня и передали его полиции.

В тот вечер многие просто не поняли, что случилось. Правительственный квартал, толпа, толкотня. Некоторые пострадавшие объявились только в последующие дни, и то потому, что один из раненых оказался ВИЧ-инфицированным. Так, 70-летняя женщина, которую Майк П. ударил ножом в спину, сообщила об этом только в воскресенье.

Ей, как и всем остальным жертвам, в течение четырех недель придется принимать лекарства для профилактики СПИДа. Как и санитарам, пожарным, полицейским и врачам скорой помощи, которым пришлось иметь дело с кровью.

В ту ночь Майк П. не шел на контакт. Во время допроса полицейские так и не смогли его разговорить. Обыск, проведенный по месту жительства, тоже не помог - полицейские не обнаружили ни оружия, ни мотива.

"Ничего не говорит о том, что это была запланированная акция", - считает заместитель начальника полиции Герд Нойбек. Опрошено около ста свидетелей, большинство из которых опознали в Майке преступника.

Беседа с отцом тоже не пролила свет на мотивы, которыми мог руководствоваться подросток. Герберт П., отец, сказал: "Я не могу этого объяснить", - и попросил, чтобы семью не обвиняли в соучастии в преступлении.

Через два дня после случившегося квартира Майка П. наглухо закрыта. Перед домом стоят ретрансляционные автомобили различных телекомпаний, турецкие товарищи Майка рассказывают в камеры за деньги, какие у них с ним были отношения. Они показывают его фотографии, сделанные при помощи мобильного телефона.

Его семья прячется за опущенными шторами. Майк находится в предварительном заключении. Ему предъявлено обвинение в 24-кратном покушении на убийство и нанесении тяжких телесных повреждений.

Источник: Die Welt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru