Архив
Поиск
Press digest
26 октября 2020 г.
29 ноября 2006 г.

Стефан Уэгстил | Financial Times

Тень над Кавказом. Грузия на грани конфликта

Для Пааты Абуладзе обостряющийся конфликт между Россией и Грузией больше, чем дипломатическая игра, разворачивающаяся на телеэкране в его скромной квартире.

Политический кризис, в котором Москва ополчилась на одну из бывших советских республик, разлучил 38-летнего грузина с его русской женой Еленой и двумя сыновьями-подростками.

Абуладзе сидит без денег в столице Грузии Тбилиси, и ему запрещен въезд в Россию, а его жена и дети проживают в Краснодарском крае на юге России. "Я не знаю, когда снова увижу их. Я не могу приехать в Россию, и у меня нет денег, чтобы привезти их сюда", - говорит Абуладзе, который работает водителем.

Абуладзе стал жертвой недавней депортации из России более 850 грузинских мигрантов, которых взяли под стражу и насильно посадили в самолеты, вылетающие в Тбилиси. Акцию, которую Россия называет выдворением нелегальных мигрантов, в Грузии осудили как нарушение прав человека.

"У меня забрали паспорт и поставили печать: "Депортирован - запрещен въезд в течение пяти лет", - говорит Абуладзе. - Когда я возразил, что меня не депортировали, они ничего не сказали. Когда я сказал, что у меня в России жена и дети, они ответили: "Это не такие близкие родственники, мы не можем принимать их в расчет". Им было все равно".

В конфликте, который принес семье Абуладзе столько горя, нет никаких признаков ослабления, так как две страны расходятся по таким вопросам, как торговля, шпионаж, энергия и, самое опасное, статус двух пророссийских сепаратистских провинций Грузии - Абхазии и Южной Осетии.

Аналитики в Тбилиси и Москве даже задаются вопросом, не разразится ли на беспокойном Кавказе новая война. Георгий Сепашвили, редактор онлайнового информационного агентства "Гражданская Грузия", говорит: "Ситуация опаснее, чем год назад. Следующим шагом может стать военная конфронтация".

Конфликт пришелся на трудное для США и Европы время. Хотя они поддерживают прозападного президента Грузии, реформатора Михаила Саакашвили, перед лидерами НАТО, собирающимися на этой неделе на саммите в Риге, стоит много других проблем, и они все больше нуждаются в помощи России по таким ключевым вопросам, как Иран, Ирак, КНДР и проблемный балканский регион Косово. Гия Нода из грузинского аналитического центра Кавказский институт мира и демократии говорит: "Запад хочет, чтобы считалось, что он что-то делает для Грузии, но не хочет, чтобы его втягивали во что-то серьезное".

Истоки нынешнего кризиса в отношениях между Москвой и Тбилиси лежат в грузинской "революции роз" конца 2003 года, которая привела Саакашвили к власти. Его политика направлена на сближение страны с ЕС и НАТО: он обещает закрыть российские военные базы в Грузии и хочет извлечь максимум из расположения Грузия на трассе нового трубопровода, доставляющего нефть и газ из Каспийского региона на Запад и обеспечивающего западным компаниям маршрут в обход России. Для Саакашвили примером для подражания являются страны Балтии, единственные республики бывшего СССР, вырвавшиеся из московской орбиты.

Эта политика явно злит Кремль. Подобно многим представителям нынешней российской элиты, президент Владимир Путин говорит, что у него нет желания возрождать коммунизм, но тем не менее жалеет о распаде СССР и независимости его бывших республик. В частности, на Кавказе Кремль боится, что усиление Грузии помешает России контролировать свои беспокойные этнические меньшинства в регионе, прежде всего Чечню.

На самом деле неприязнь между Москвой и Тбилиси началась давно. В апреле 1989 года советские танки прекратили массовые демонстрации в грузинской столице после серьезного кровопролития и ускорили кончину СССР, произошедшую двумя годами позже. Грузия была первой республикой, вышедшей из СССР, и отношения между ней и Россией напряженные со времени этого выхода.

В 1993 году российские войска вмешались в гражданскую войну на стороне бывшего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе. С тех пор неуклонно нарастает напряженность по ряду проблем, от присутствия в Грузии российских военных баз до обвинений России, что чеченские боевики использовали Грузию как укрытие.

Значительную часть 1990-х годов у Москвы не было сил для восстановления своей власти в "ближнем зарубежье", как называют в России бывшие союзные республики. Но после того как Путин стал президентом в 2000 году, восстановление власти Кремля и оздоровление российской экономики благодаря высоким ценам на нефть и газ позволили Москве вернуть себе влияние на Грузию и других соседей, испытывающих нехватку энергоресурсов.

В январе российский газовый монополист "Газпром" удвоил цены для Грузии до 110 долларов за тысячу кубометров и предлагает дальнейшее повышение, до 230 долларов, с начала 2007 года - это самая высокая цена в бывшем СССР. Одновременно Россия запретила импорт грузинской минеральной воды и вина. "Газпром" утверждает, что повышения цен носят коммерческий характер, а российские чиновники говорят, что ограничения на минеральную воду и вино связаны с угрозой здоровью. Но Грузия считает все эти акции политическими и ответила приостановкой одобрения российской заявки на вступление во Всемирную торговую организацию.

Представители Грузии говорят, что экономика в состоянии выдержать российскую бурю. Георгий Исакадзе, директор Федерации бизнесменов, дерзко заявляет: "Эта зима станет настоящей проверкой для грузинской независимости. Если мы справимся, то станем сильнее".

Реформируя экономику, Саакашвили добился значительного прогресса в уменьшении зависимости Грузии от Москвы, хотя страна с населением 4,5 млн по-прежнему считается одним из беднейших государств бывшего СССР. Его министры снизили налоги, дали бой коррупции, уменьшили бюрократию, уволили 30 тыс. чиновников и продали около 150 государственных предприятий, включая порты, банки и телекоммуникационного оператора Georgia Telecom. Шок стимулировал рост, валовой внутренний продукт в прошлом году вырос на 9%, а в 2006 году прогнозируется его увеличение на 8%. Всемирный банк ставит Грузию в ряд ведущих реформаторов в мире.

Несмотря на экономические потрясения, Саакашвили, который выиграл президентские выборы 2004 года, набрав более 90% голосов, остается популярным. Он согласен, что до членства в ЕС и НАТО еще далеко, но он углубил отношения с обеими организациями - и добился значительной помощи от США и Европы.

Но реальные риски для Грузии носят политический, а не экономический характер. Семья Абуладзе на себе почувствовала, что кризис уже наносит ущерб жизни людей.

Затронувшие их депортации последовали сразу же за эффектным арестом в Грузии в сентябре четырех офицеров российских спецслужб, обвиненных в шпионаже. То, что их освободили лишь под сильным давлением Запада, усугубило оскорбление, нанесенное Москве. Помимо депортации грузин из России, Кремль закрыл грузинские компании и перекрыл воздушное и шоссейное сообщение с Грузией.

Еще опаснее - сепаратистские конфликты в Грузии, которые уже выливались в насилие, и это может произойти снова. Саакашвили вернул под контроль Тбилиси один проблемный регион - Аджарию, черноморскую провинцию, граничащую с Турцией. Но Южная Осетия и Абхазия, граничащие с Россией, оказались сложнее. В отличие от аджарцев, осетины и абхазы этнически отличаются от грузин; обе провинции вели гражданские войны с Тбилиси в начале 1990-х годов, когда они установили фактическую автономию.

Из двух провинций Абхазия с населением около 200 тыс. гораздо больше и желаннее для России, так как расположена вдоль Черного моря, популярна среди отпускников и потенциально может использоваться российским военным флотом. Южная Осетия - это горный район с населением, по оценкам, менее 50 тыс. Ее главный актив - это горный туннель, связывающий ее с российским регионом Северная Осетия, который, как утверждает Грузия, используется для контрабанды огнестрельного оружия, наркотиков и фальшивых 100-долларовых банкнот.

Воодушевленный быстрым успехом в Аджарии, Саакашвили в 2004 году попытался навязать свою волю Южной Осетии. Но эта плохо продуманная попытка привела к стычкам между армиями Грузии и Южной Осетии и углубила разногласия между Тбилиси и Эдуардом Кокойты, бывшим чемпионом по борьбе и пророссийским президентом самопровозглашенной Южной Осетии с российскими советниками.

Под давлением США и ЕС, требующих избегать насилия, Саакашвили принял менее агрессивный курс. Когда Кокойты устроил в ноябре референдум о независимости и президентские выборы, Тбилиси устроил собственные выборы в подконтрольных ему районах Южной Осетии. В результате было избрано два президента - Кокойты на выборах, устроенных Цхинвали, и Игорь Санакоев на выборах, устроенных Тбилиси. Санакоев - бывший премьер-министр Южной Осетии, который теперь выступает за отношения с Саакашвили.

Такой исход дает Тбилиси возможность попытаться подорвать Кокойты путем работы параллельного правительства.

Такую же игру Саакашвили ведет в Абхазии, где он создал правительство в изолированном и контролируемом Грузией Кодорском ущелье. Но его влияние незначительно по сравнению с властью абхазского правительства в Сухуми. Лидеры Абхазии разделены на тех, кто хочет полной независимости, и тех, кто хочет присоединения к России. Что касается Южной Осетии, то там независимость от Тбилиси считают шагом на пути к объединению с Северной Осетией под властью Москвы.

Поддерживаемый США и ЕС Саакашвили говорит, что готов к переговорному урегулированию, основанному на сохранении территориальной целостности Грузии, но подчеркивает, что ключевым является подход России. Путин недавно призвал Южную Осетию и Абхазию отказаться от сепаратизма и строить в Грузии единое государство. Но он также обвинил Грузию в подготовке военной операции. Тбилиси увеличил военные расходы примерно до 3% ВВП, одновременно получая услуги по обучению и технику от США и НАТО.

Саакашвили, в ноябре уволивший ястреба с поста министра обороны, отрицает, что он умышленно нагнетает напряженность. В недавнем интервью FT он заявил: "Для нас все очевидно, мы не заинтересованы в какой-либо эскалации с Россией". Но западные дипломаты в регионе обеспокоены риском, что неожиданный инцидент может спровоцировать насилие. Один из них призывает Тбилиси снизить агрессивность, говоря: "Если бы грузины были осмотрительнее, это успокоило бы русских". Другой возражает: "Опасна провокация со стороны России или кого-то другого, например, Южной Осетии".

Кто выстрелит первым, в такой напряженной обстановке, пожалуй, неважно. Но эхо разнесется по всему Кавказу.

Недружелюбные соседи

Ноябрь 2003 года. Демонстранты заполоняют здание парламента Грузии, начиная "революцию роз". Президент Эдуард Шеварднадзе уходит в отставку.

Январь 2004 года. Михаил Саакашвили одерживает убедительную победу на президентских выборах.

Лето 2005 года. Россия начинает вывод солдат с двух баз советских времен, в соответствии с соглашением, достигнутым в мае.

Январь 2006 года. Россия удваивает цену на газ для Грузии.

Весна 2006 года. Россия запрещает импорт грузинской минеральной воды и вина.

Июль 2006 года. Нефтепровод "Баку-Джейхан", связывающий Каспийской море и Средиземноморье через Грузию, вступает в строй.

Июль 2006 года. Грузинский парламент требует вывода российских миротворцев из Южной Осетии и Абхазии.

Сентябрь 2006 года. Грузия на короткое время арестовывает четырех российских офицеров по обвинениям в шпионаже.

Ноябрь 2006 года. Южная Осетия голосует за независимость на непризнанном референдуме.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru