Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
30 декабря 2019 г.

Андре Баллен | Handelsblatt

Миллиарды на здравоохранение: Путин назвал борьбу с раком приоритетным направлением политики

"Путин обещал выделить миллиарды на национальный проект "Здоровье". Для многих больных в России нехватка денег стала злой участью", - пишет немецкое издание Handelsblatt.

"Лева - герой. Три раза ему вставляли катетер, а он даже не пикнул", - говорит Дарья, и слезы наворачиваются у нее на глаза. Лева - ее шестилетний сын. Вскоре после его четвертого дня рождения у мальчика обнаружили опухоль головного мозга на прогрессирующей стадии. "В их родном Сочи нет детского онкологического отделения. При этом Сочи, где проживает 450 тыс. человек, считается важнейшим и наиболее престижным лечебным курортом в России, - указывает журналист Андре Баллен. - Это не единичный случай: в стране существует около 120 специализированных больниц и еще 150 центров амбулаторной онкологической помощи. Большинство из них находятся в Москве, некоторые в Санкт-Петербурге. Отдельные демонстрационные проекты имеются в городах-миллионниках или в традиционных медицинских научно-исследовательских центрах, например, в Томске или Барнауле. В остальных регионах таких учреждений не хватает. Поэтому уровень смертности от рака в провинции значительно выше, чем в столице".

"В 2018 году рак как причина смерти был установлен у 30 тыс. россиян только при вскрытии, до этого их заболевание не было диагностировано", - пишет издание.

В детской больнице Краснодара, куда Льва отправили на лечение, есть онкологическое отделение на 30 мест. Оно постоянно переполнено. "Он лежал в палате с пятью другими детьми и их матерями, вспоминает Лев. Неприемлемые условия для людей, чья иммунная система так ослаблена, - подчеркивает издание. - Всеми детьми занимался один-единственный онколог, специалиста по опухолям мозга там нет".

"Однако хорошими специалистами располагало, по крайней мере, отделение нейрохирургии. Дарья сначала связалась с московским хирургом, но он оказался слишком дорогим. Поэтому проведение сложной операции взял на себя один из врачей в Краснодаре, - повествует издание. - Операция прошла успешно. "Врачи там творят чудеса, но из-за того, что больница не финансируется, отсутствует аппаратура для проведения более сложных операций", - жалуется Дарья. Нет также аппаратуры для высокоточной лучевой терапии. Такое оборудование есть только в Москве".

"Но наибольшие трудности связаны в регионах с химиотерапией. (...) Предоставление соответствующих препаратов в региональных больницах функционирует ужасно. Иностранные лекарства, выписанные московским врачом, известным российским онкологом Ольгой Желудковой, невозможно было найти в Краснодаре. Вместо них Льва приходилось лечить отечественными заменителями, имеющими серьезные побочные действия".

"Благодаря хорошим связям матери Льва Дарье удалось достать номер телефона врача Путина. Он обещал помочь - и вскоре появились необходимые лекарства. Медсестра обещала, что Льва будут лечить "как своего собственного ребенка". В этом есть что-то грустное: получается, дети, у которых нет высокопоставленных заступников, являются чужими".

"За два года, пока лечили Леву, умерло около 20 детей, лежавших вместе с ним", - вспоминает Дарья. Так, у 12-летнего Гены после химиотерапии ухудшились показатели крови. В районной больнице, где лечили его сначала, по словам Дарьи, был дефицит во всем - даже пластырь его матери приходилось приносить с собой. В итоге у Гены просто отказала иммунная система. "Каждый год среди более чем 270 тыс. человек, умерших от рака, в России насчитывается 700 детей. Для сравнения: в Германии это число составляет около 260", - подчеркивает автор статьи.

Кремль заметил проблему, и тема здоровья приобрела статус национального проекта. "В период с 2019 по 2024 год на борьбу с раком Кремль намерен предоставить 969 млрд рублей (в пересчете на европейскую валюту около 14 млрд евро). (...) Много это или мало? Для сравнения: только на мероприятия в сфере обороны и безопасности Кремль в 2019 году (то есть в рамках одного года) потратил свыше 34 млрд евро. Всего расходы на армию и безопасности составляют треть российского консолидированного бюджета. На здравоохранение остается всего лишь 6%".

"Этого, очевидно, не достаточно: в 2018 году нетто-расходы немецких страховых медицинских организаций только на препараты от рака составили 7,39 млрд евро. В России, согласно плану, эта сумма составляет чуть меньше 1,7 млрд. При этом количество выявленных заболеваний аналогично в обеих странах", - указывает издание.

"Но в ближайшие пять лет Россия не только намерена разрабатывать новые препараты. Она также должна развить инфраструктуру онкологических центров, чтобы пациентам не приходилось проезжать несколько тысяч километров для лечения в Москве. России необходимо заниматься образованием и повышением квалификации врачей, чтобы быстрее и правильнее ставить диагнозы. Только так процент выживания, составляющий сегодня немногим больше 50%, можно поднять до западноевропейского уровня".

"Льву это удалось: у мамы Дарьи снова текут слезы, но это слезы радости, - пишет Handelsbslatt в заключение. - Спустя более чем два года мучений позитронно-эмиссионная томография подтвердила окончательную победу над раком".

Источник: Handelsblatt


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru