Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
30 января 2007 г.

Майкл Слакман | The New York Times

Союзник и враг США вместе пытаются предотвратить войну в Ливане

Иран и Саудовская Аравия выступают посредниками в попытках заключить договор, который призван положить конец кровавому политическому кризису в Ливане. Это необычное сотрудничество может осложнить американскую политику в регионе.

Лидеры "Хизбаллы", партии, которая пользуется поддержкой Ирана и стремится свергнуть ливанское правительство, недавно побывали на приеме у саудовского короля в Эр-Рияде - об этом сообщили официальные лица, присутствовавшие на встрече. Принц Бандар бен Султан, верховный советник Саудовской Аравии по национальной безопасности, встречался со своим иранским коллегой Али Лариджани в Эр-Рияде и в Тегеране, пытаясь предотвратить начало гражданской войны в Ливане.

"Единственная надежда состоит в том, что иранцы и саудовцы продолжат работать над смягчением ситуации и возрождением переговоров", - считает Радван Сайед, советник премьер-министра Фуада Синьоры.

Усилия Саудовской Аравии и Ирана поставили Вашингтон в трудное положение, поскольку он стремится снизить иранское влияние в регионе. Однако стабильность в Ливане также является американским приоритетом, и потому представители США наблюдают за происходящим не вмешиваясь.

В Ливане полагают, что, если саудовско-иранские усилия приведут к успеху, этот успех будет недолгим. Остаются опасения, что Сирия, сохраняющая влияние на "Хизбаллу" и спецслужбы Ливана, откажется от любого соглашения.

Однако Иран, судя по всему, работает на совесть. Члены ливанской правящей партии говорят, что события в Иране, где агрессивный президент Махмуд Ахмадинежад, как кажется, теряет политическое влияние, заставили Тегеран надавить на "Хизбаллу".

Вопрос в том, станет ли "Хизбалла" следовать указаниям Ирана или послушается сирийцев. Лидер "Хизбаллы" шейх Хасан Насралла на прошлой неделе заявил в выступлении, что соглашение "между двумя странами или двумя правительствами не должно ограничивать ливанцев, потому что Ливан должен отстаивать собственные интересы, а не интересы Саудовской Аравии или Ирана".

Уже почти три месяца под руководством "Хизбаллы" продолжаются уличные акции протеста против проамериканского правительства, и ливанские политические лидеры за это время не сумели договориться даже о формате переговоров.

Уже несколько месяцев политические лидеры не встречались друг с другом. Многие говорят, что опасаются еще большего кровопролития, если соглашение не будет достигнуто до 14 февраля - второй годовщины убийства бывшего премьер-министра Рафика Харири.

Правящая коалиция планирует отметить годовщину массовыми уличными шествиями к месту захоронения Харири в центре города. Всего несколько футов будут отделять демонстрантов от сотен сторонников оппозиции, которые митингуют на улицах почти три месяца, добиваясь отставки правительства.

Союзники Сирии, входящие в оппозицию, недовольны правительством из-за того, что оно поддержало создание международного трибунала по расследованию убийства Харири и других политических убийств. Расследование ООН обвинило в причастности к убийству Сирию, и один из сирийских союзников в оппозиции заявил, что кризис будет ослаблен, если правительство откажется от идеи трибунала.

Однако конфликт интересов наблюдается и по другим направлениям: кто станет новым президентом, позволят ли "Хизбалле" сохранить оружие, как изменится национальный закон о выборах, останутся ли войска ООН на южной границе с Израилем. В более общем смысле вопрос стоит так: к кому Ливан будет склоняться больше - к США и Европе или к Ирану и Сирии?

Каждая из сторон предлагала свои варианты, называя их компромиссными, однако ни ту, ни другую сторону они не устроили и были отвергнуты.

"В действительности политический курс Ливана будет определять тот, кто у власти", - считает Мухаммед Фнеиш, высокопоставленный представитель "Хизбаллы", который, по его словам, недавно присутствовал на встрече с королем Саудовской Аравии Абдаллой.

Иран и Саудовская Аравия многие десятилетия связаны с происходящим в Ливане. У Саудовской Аравии имеются тесные связи с семьей Харири, она вкладывала крупные суммы в реконструкцию Бейрута. Недавно, после усиления в Ираке проиранских партий и попыток Ирана стать региональной сверхдержавой, Саудовская Аравия стала под давлением американцев предпринимать ответные меры.

Стремясь заполнить вакуум, оставшийся после того, как влияние Египта в регионе ослабло, Саудовская Аравия попыталась выступить в роли арабского противовеса Ирану.

Однако в Ливане, по словам политиков и дипломатов, у обеих стран общие интересы - снизить конфессиональное напряжение, по крайней мере сейчас. Противостояние фактически разделило страну на преимущественно шиитскую оппозицию и преимущественно суннитский правящий альянс. Христианская община Ливана разделена, симпатизируя одной или другой группировке.

Готовность искать решение за пределами Бейрута появилась, когда западные дипломаты начали опасаться, что местные лидеры отказались от ответственности перед иностранными державами. Даже ливанские лидеры признают, что переговоры внутри страны ни к чему не приводят.

"Дело не продвигается, - говорит Али Хамдан, советник Набиха Берри, спикера парламента и лидера шиитской оппозиционной партии "Амаль". - Кажется, будто мы двигаемся назад".

Большинство соглашается, что если серьезные шаги по разрешению ливанского политического кризиса (или по снижению напряжения) и предпринимаются, то эти шаги зависят от политической обстановки в других странах. "Саудовская Аравия и Иран близки к соглашению", - заявил Туфик Султан, бывший лидер проправительственной партии друзов, имеющий тесные связи с саудовскими официальными лицами.

Потрясенные хаосом и конфессиональным насилием в Ираке, правительства региона боятся, что Ливан тоже вот-вот распадется по конфессиональному признаку.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru