Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
30 июля 2010 г.

Дэвид И. Хоффман | Foreign Policy

Биологическая опасность: чего мир не знает о биооружии

Возможно, биологическое оружие разрабатывают Иран, Северная Корея и Сирия, а Китай и Россия не предоставили полной информации о своем прошлом, утверждает обозреватель The Foreign Policy Дэвид И.Хоффман, ссылаясь на свежий доклад Госдепартамента США "О соблюдении договоров о контроле вооружений". По данным автора, есть также подозрения, что Конвенция о запрещении бактериологического (биологического) и токсинного оружия недостаточно действенна. "Этот договор так и не оправдал своих первоначальных обещаний и остро нуждается в модернизации", - пишет Хоффман. Также можно опасаться, что биооружием воспользуются террористы или безумцы-одиночки: на этот счет информация крайне скудна.

"После подписания конвенции советское руководство беспардонно нарушало ее", - утверждает автор, ссылаясь на свою книгу "Мертвая рука: неизвестная история гонки вооружений холодной войны и ее опасного наследия" (The Dead Hand: The Untold Story of the Cold War Arms Race and Its Dangerous Legacy). По данным Хоффмана, в СССР была создана колоссальная сеть лабораторий, где путем генной инженерии разрабатывались и испытывались неведомые миру патогены, работали заводы по производству возбудителей сибирской язвы и т.п. "Все это держали в секрете под прикрытием гражданской фармацевтической организации "Биопрепарат", - утверждается в статье.

На биотехнологии трудно распространить механизмы контроля вооружений, так как они могут быть технологиями двойного назначения: как повышать качество человеческой жизни, так и эксплуатировать уязвимость к ядам и инфекции, замечает автор. "Конвенция о биооружии не запретила разрабатывать меры защиты, но грань между разрешенными оборонительными исследователями и незаконным наступательным оружием порой очень трудно выявить", - пишет он. Чтобы предотвратить нарушения конвенции, нужно оценивать не только объекты и вид деятельности на них, но и намерения тех, кто использует эти объекты, заключает автор. "СССР неоднократно отрицал, что намеревается создать арсенал наступательного биооружия, а сам именно это и делал и превратил этот аспект в грязную изнанку гонки вооружений холодной войны. (США отказались от наступательных биовооружений в 1969 году и уничтожили свои запасы, но продолжали заниматься исследованиями в области защиты)", - говорится в статье.

По данным автора, попытки ужесточить указанную конвенцию вновь и вновь проваливались: так, администрация Буша в 2001 году отвергла идею учредить обязательное декларирование и инспекции объектов, сославшись на то, что в случае биологического оружия эти методы неприменимы. "Как запретить вредное и разрешить полезное, если это продукты одной и той же лаборатории?" - вопрошает автор, поясняя, что недавняя революция в естественных науках еще более осложняет ответы на такие вопросы.

Сегодня конвенция по-прежнему не содержит принудительных мер для ее соблюдения и страдает от всеобщего благодушия, считает автор. Согласно докладу Госдепартамента от 2001 года, положенные годичные отчеты подали лишь 37 из 144 стран, присоединившихся к конвенции на тот момент. По словам Джонатана Такера из James Martin Center for Nonproliferation Studies, многие доклады неточны или неполны, а их форма последний раз модернизировалась в 1991 году. Такер подчеркнул, что за соблюдением конвенции следит лишь временный аппарат из трех человек, постоянного секретариата не существует. "Даже если конвенцию удастся модернизировать, факты таковы, что технические сложности достигли масштаба, который превышает возможности традиционной дипломатии", - полагает автор.

Свежий доклад Госдепартамента о соблюдении Конвенции по биооружию выдержан в более дипломатичном и менее воинственном тоне, чем документы времен Буша, замечает автор. И все же из доклада следует, что угроза не исчезла.

В 2001 году Госдепартамент отмечал, что в России не упразднены некоторые объекты советского предприятия "Биопрепарат", которые потенциально могут разрабатывать оружие. "США обвинили Россию в подаче неполных отчетов год за годом и в 2001 году пришли к выводу: "Россия вопреки Конвенции о биооружии продолжает содержать наступательную программу биооружия". Этот вывод был повторен в докладе Госдепартамента от 2005 года. В докладе от нынешнего года Госдепартамент утверждает, что Россия продолжает осуществлять некоторые биологические исследования двойного назначения, "выявляя факторы, повышающие вирулентность, токсичность или сопротивляемость антибиотикам патогенов, изучая биологические аэрозоли", цитирует автор документ. В докладе отмечено, что эти действия, видимо, не преследуют цели, запрещенные конвенцией. "Одновременно в докладе указывается, что Россия не предоставила информации о советском прошлом и ее ежегодные отчеты "с 1992 года не содержат удовлетворительных данных о том, прекращена ли эта программа", - говорится в статье.

В докладе говорится, что Иран продолжает осуществлять деятельность двойного назначения, касающуюся биооружия, Северная Корея не прекратила усилий по приобретению оборудования, сырья и ноу-хау для биооружия. В докладе отмечено, что Китай не предоставил сведений ни о своих разработках биооружия до 1984 года, когда Пекин присоединился к конвенции, ни о демонтаже этой программы и уничтожении биозарядов. Сирия не прекратила попыток обзавестись биооружием, говорится в докладе. В этой связи автор призывает изыскать новые методы борьбы с угрозой биооружия.

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru